Процесс
Новости суда
Арбитражная практика

 

Настоящее обобщение судебно-арбитражной практики за 2001-2002 годы проведено в соответствии с планом работы Арбитражного суда Приморского края на первое полугодие 2003 года по результатам рассмотрения исков (заявлений) налогоплательщиков об обжаловании ненормативных актов налоговых органов.
Налоговые споры, связанные с обоснованностью применения налогоплательщиками налоговой ставки 0% и правильностью отнесения налога на добавленную стоимость в состав налоговых вычетов, являются наиболее сложными и распространенными спорами, возникающими между налоговыми органами и налогоплательщиками.
До 2001 года порядок возмещения налога на добавленную стоимость из бюджета при реализации товаров (работ, услуг) как на внутренний, так и на внешний рынок, регламентировался п.2 ст.7 Закона РФ-№1992-1 от 06.12.91 "О налоге на добавленную стоимость". При этом основной упор законодатель и правоприменительная практика делали на фактический экспорт товара при возмещении НДС по экспортным операциям и на факт оплаты реализованного впоследствии товара по операциям на внутреннем рынке.
Вступившая в действие с января 2001 года 21 глава части второй Налогового кодекса РФ определила новый подход к порядку возмещения НДС из бюджета: теперь для возмещения НДС из бюджета по экспортным операциям необходимо было в первую очередь доказывать не сам факт экспорта, а обоснованность применения налоговой ставки 0%, а возмещение НДС из бюджета по операциям на российском рынке производить только на основании надлежащим образом оформленных первичных документов.
Изменившееся законодательство привело к изменению правоприменительной практики в налоговых правоотношениях, как у самих налогоплательщиков, так и у налоговых органов, что, соответственно, породило новые налоговые споры. При этом первоначально споры об обоснованности применения налоговой ставки 0% и о порядке возмещения НДС из бюджета по отношениям, возникшим с 01 января 2001 года, складывались как раз из-за непонимания либо налогоплательщиками, либо налоговыми органами особенностей принципиально нового подхода в налогообложении НДС.
В свою очередь, арбитражный суд по этим спорным вопросам не сразу смог найти правильный подход к разрешению таких дел.
Следует отметить, что, несмотря на то, что порядок налогообложения НДС по реализации товаров (работ, услуг) как на внутреннем, так и на внешнем рынке, на сегодняшний день уже не является нововведением, количество споров по правильности применения налоговой ставки 0% и правомерности отнесения в состав налоговых вычетов НДС не уменьшается, а, наоборот, растет.
Связано это обстоятельство не только с тем, что увеличилось количество налоговых проверок (обоснованность применения налоговой ставки 0% проверяется теперь в силу закона в ходе камеральных проверок, а не как раньше - только в ходе выездных), но и сами налоговые органы в ходе проведения мероприятий налогового контроля выявляют и квалифицируют в качестве налоговых нарушений новые обстоятельства.
Таким образом, необходимость обобщения практики рассмотрения споров, связанных с обоснованностью применения налоговой ставки 0% и возмещения НДС из бюджета, связана не только с необходимостью анализа дел, рассмотренных налоговым составом Арбитражного суда Приморского края в течение 2001-2002 годов, но и с выработкой дальнейшего единообразного подхода к рассмотрению указанных споров с учетом применения норм 21 главы второй части Налогового кодекса РФ.

1) Практика рассмотрения налоговых споров, связанных с обоснованностью применения налогоплательщиками налоговой ставки 0%.
Вступившая в действие с 01 января 2001 года, 21 глава Налогового кодекса РФ установила новый подход к налогообложению реализации товаров (работ, услуг), помещенных под таможенный режим экспорта при условии их фактического вывоза за пределы таможенной территории Российской Федерации, предусмотрев для такой реализации налоговую ставку 0%.
Анализ указанной категории налоговых споров показал, что в 2001 году Арбитражный суд Приморского края судебные акты по спорам об обоснованности применения налогоплательщиками налоговой ставки 0% не принимал, а весь объём анализируемых споров, рассмотренных судом первой инстанции, относится в большей части ко второму полугодию 2002 года.
Налоговым составом Арбитражного суда Приморского края в 2002 года было принято 26 судебных актов по сворам, связанным с обоснованностью применения налогоплательщиками налоговой ставки 0%. 18 принятых судебных аистов по указанным спорам были обжалованы сторонами в апелляционную и кассационную инстанции, из них: 11 решений суда первой инстанции были оставлены в силе, 5 решений суда первой инстанции были отменены кассационной инстанцией и дела были направлены на новое рассмотрение, 1 решение было отменено апелляционной инстанцией, другое находится в апелляции на рассмотрении.
Как установлено ч.1 ст. 164 НК РФ, налогообложение производится по налоговой ставке 0 процентов при реализации товаров, вывезенных в таможенном режиме экспорта, и работ (услуг), непосредственно связанных с производством и реализацией таких товаров, при условии представления в налоговые органы документов, предусмотренных статьей 165 настоящего Кодекса.
Разрешая налоговые споры по вопросу о том, из каких документов должен быть сформирован пакет представляемых в налоговый орган документов, в том числе: на каком языке и каким образом заверенными копиями, суд занял неоднозначную позицию.
Так, в одних случаях Арбитражный суд Приморского края счел правомерной позицию налогового органа, посчитав, что документы, представляемые в налоговый орган в подтверждение обоснованности применения налоговой ставки 0%, должны быть заверены надлежащим образом и в случаях, когда у налогового органа отсутствует возможность проверки документов, составленных на иностранном языке, должны быть представлены с' надлежащим образом заверенными переводами.
В других же случаях, суд считает, что данный подход налоговых органов является формальным, в связи с чем нельзя отказывать налогоплательщику в применении налоговой ставки 0% только на основании представлении предприятием не заверенных надлежащим образом документов.

1. ОАО "Находкинский морской торговый порт" (далее - ОАО "НМТП") обратилось в Арбитражный суд Приморского края с иском к Управлению МНС РФ по Приморскому краю (далее УМНС РФ по Приморскому краю) о признании недействительным решения налогового органа об отказе в удовлетворении жалобы налогоплательщика на решение ИМНС РФ по г. Находка об отказе в возмещении НДС за январь 2002 года в сумме 936971 руб. лри налогообложении по налоговой ставке 0 процентов.
Как следует из материалов дела, основанием для вывода налогового органа о неподтверждении ОАО "НМТП" обоснованности применения по реализации на экспорт услуг за январь 2002 года налоговой стае/си 0% и, как следствие, отказа в возмещении спорного НДС, явилось представление налогоплательщиком вместе с декларацией за январь 2002 года по налоговой ставке 0% не заверенных надлежащим образом копий контрактов, выписок банков,ГТД и товаросопроводительных документов, а именно: предприятие представило ксерокопии указанных документов без какого-либо их заверения.
Находя решение налогового органа обоснованным и соответствующим закону, суд первой инстанции исходил из того, что обоснованность применения налоговой ставки 0% в силу ст. 165 НК РФ доказывается в первую очередь подлинниками документов, а уже во вторую - законодателем предусмотрена возможность подтверждения обоснованности применения, налоговой ставки 0% копиями документов. При этом этими копиями должны быть только те документы, которые не только полностью воспроизводят информацию подлинников и все его внешние признаки, но и содержат реквизиты, придающие этим копиям юридическую силу.
Апелляционная инстанция согласилась с выводами суда первой инстанции.
2. ОАО "Дальневосточное морское пароходство" (далее ОАО "ДВМП"} обратилось в суд с иском к ИМНС РФ по Фрунзенскому району г. Владивостока о признании недействительным решения об отказе в возмещении из бюджета НДС при налогообложении по налоговой ставке 0%.
Удовлетворяя требования налогоплательщика в части признания недействительным решения налоговой инспекции, суд первой инстанции доводы налогового органа о представлении предприятием вместе с декларацией по налоговой ставке 0% копий документов, не заверенных надлежащим образом и не имеющих перевода, оставил без внимания.
Суд апелляционной инстанции, подтверждая решение суда первой инстанции, доводы налогового органа о представлении документов на иностранном языке отклонил, сославшись на то, что данное нарушение не было отражено в решении инспекции, инспекция самостоятельно не потребовала у налогоплательщика перевода данных документов, а приняла решение именно по этим, не переведенным на русский язык, документам. Доводы инспекции о представлении ОАО "ДВМП" не надлежащим образом заверенных копий документов апелляционная инстанция нашла состоятельными, но посчитала, что эти обстоятельства не могут быть основаниями для отказа в праве на применение налоговой ставки 0%.
Отменяя решение суда первой инстанции и постановление апелляционной инстанции, Федеральный арбитражный суд Дальневосточного округа по перечисленным выше доводам указал, что судебные инстанции в нарушение ст. 60 АПК РФ не исследовали подлинные документы, а приняли судебные акты на основании ксерокопий документов, составленных на иностранном языке и не заверенных надлежащим образом, в связи с чем дело было направлено на новое рассмотрение.
3. ЗАО "Интернэшнл Ойл Компани" обратилось в Арбитражный суд Приморского края с иском к ИМНС РФ по Фрунзенскому району г. Владивостока и УМНС РФ по Приморскому краю о признании недействительными решений налоговых органов по отказу в применении налоговой ставки 0%.
Удовлетворяя требования истца, суд первой инстанции указал, что налоговый орган, не запросив у налогоплательщика заверенных надлежащим образом копий документов нарушение ст.165 НК РФ без достаточных оснований забраковал представленные предприятием светокопии документов, не отрицая при этом самого факта экспорта продукции.
Находя решение суда законным и обоснованным; апелляционная инстанция указала, что целью и обязанностью налогоплательщика при представлении документов, предусмотренных ст.165 НК РФ, является доказывание правомерности и обоснованности применения налоговой ставки 0%, в связи с чем, какими документами: подлинными либо копиями будет доказываться это право, не имеет существенного значения.
Законность и обоснованность выводов суда первой апелляционной инстанциях в кассационной инстанции ещё не проверялась.

В особую категорию рассмотрения налоговых споров о правомерности применения налогоплательщиками налоговой ставки 0% при реализации товаров (работ, услуг) на экспорт следует выделить споры о полноте формирования пакета документов, предусмотренных ст. 165 НК РФ.
Анализ рассмотренных Арбитражным судом Приморского края дел показал, что суд первой инстанции неоднозначно подходил к вопросу полноты формирования пакета документов, предусмотренного ст. 165 НК РФ, а именно: в одних случаях суд занимал позицию налогового органа и указывал, что перечень указанной статьи является исчерпывающим, и данная норма Налогового кодекса РФ не предоставляет возможность налогоплательщику в силу специфики его деятельности не представлять какой-либо документ, а в других случаях суд занимал позицию налогоплательщика и считал, что предусмотренные ст. 165 НК РФ документы при отсутствии таковых могут быть заменены другими документы.
Принятые судом первой инстанцией судебные акты ещё не все прошли апелляционное и кассационное обжалование, однако, анализ дел, прошедших апелляционную и кассационную инстанцию, показывает, что вышестоящие инстанции стоят на позиции, что тот пакет документов, который предусмотрен Налоговым кодексом РФ для подтверждения обоснованности применения налоговой: ставки 0% по реализации товаров (работ, услуг), является обязательным и не подлежит самостоятельному изменению и расширительному толкованию.

1. ОАО "Дальневосточное морское пароходство" (далее ОАО "ДВМП") обратилось в суд с иском к ИМНС РФ по Фрунзенскому району г. Владивостока о признания недействительным решения об отказе в возмещении из бюджета НДС при налогообложении па налоговой ставке 0%.
Частично отказывая в удовлетворении исковых требований ОАО "ДВМП", суд первой инстанции сослался на непредставление налогоплательщиком по конкретному судорейсу грузовой таможенной декларации.
Подтверждая законность и обоснованность решения суда в указанной части, апелляционная и кассационная инстанции указали, что для подтверждения обоснованности применения налоговой ставки 0% должен быть представлен полный пакет документов, в связи с чем довод ОАО "ДВМП" о том, что оно как перевозчик груза, а не его собственник, не имеет возможности представить ГТД, был судебными инстанциями отклонен.
2. ОАО "Находкинский морской торговый порт" обратилось в Арбитражный суд Приморского края с иском к. ИМНС РФ по г. Находка о признании недействительным решения налогового органа об отказе в возмещении из бюджета НДС при налогообложении по налоговой ставке 0%.
Отказывая в удовлетворении исковых требований ОАО "НМТП", суд первой инстанции исходил из того, что налогоплательщиком в нарушение пп.4 п.1 ст. 165 НК РФ в качестве товаросопроводительных документов не были представлены коносаменты, а представленные в качестве подтверждения транспортировки груза штурманские расписки нельзя признать товаросопроводительными документами, заменяющими коносаменты.
Законность и обоснованность данного решения в апелляционной и кассационной инстанциях не подтверждалась.
3. ООО " Уссури" обратилось в Арбитражный суд Приморского края с иском к Межрайонной ИМНС РФ №2 по Приморскому краю о признании недействительным решения налогового органа об отказе в возмещении НДС по экспортным операциям.
Решением суда первой инстанции в удовлетворении исковых требований ООО "Уссури" отказано со ссылкой па представление предприятием неполного пакета документов, а именно: в нарушение пп.2 п.1 ст. 165 НК РФ налогоплательщиком не была представлена выписка банка, подтверждающая фактическое поступление выручки от иностранного лица-покупателя.
Подтверждая законность решения суда первой инстанции, апелляционная инстанция указала, что подтверждение поступления валютной выручки иными документами, в том числе: мемориальным ордером или постановлением по делу о нарушении таможенных правил, противоречит положениям ст. 165 НК РФ, поскольку указанные в данной статье документы являются обязательными для представления и не могут быть заменены иными документами.
4. ООО "Транссервис Форвард" обратилось в Арбитражный суд Приморского края с иском к ИМНС РФ по г. Находке о признании недействительным решения налогового органа по доначислению НДС в сумме 78600 руб. в результате не подтверждения обоснованности применения налоговой ставки 0%.
Решением суда первой инстанции в удовлетворении иска 'было отказано со ссылкой на то обстоятельство, что налогоплательщиком не были представлены ГТД, а представленные вместе с декларацией по налоговой ставке 0% в подтверждение факта экспорта в режиме транзита документы контроля за доставкой товара - ДКД - не заменяют ГТД.
Законность и обоснованность данного решения в апелляционной и кассационной инстанциях не проверялась.
5. ЗАО "Восточный международный контейнерный сервис" (далее ЗАО "ВМКС") обратилось в Арбитражный суд Приморского края с иском к ИМНС РФ по г. Находка о признании недействительным решения налогового органа об отказе в возмещении НДС при налогообложении по налоговой ставке 0%.
Решением суда первой инстанции исковые требования ЗАО "ВМКС" были удовлетворены в полном объёме. При этом, обосновывая правомерность применения налогоплательщиком при осуществлении перевозки, погрузки и перевалки товаров, помещенных под таможенный режим экспорта и транзита, налоговой ставки 0% суд указал, что представление налогоплательщиком вместо поручений на погрузку - грузовых листов, вместо коносаментов - судовых (грузовых) манифестов, вместо ГТД - дополнительных экземпляров дорожных ведомостей и реестра транзитных контейнеров не противоречит ст. 165 НК РФ, так как весь представленный налогоплательщиком пакет документов, включая спорные, в совокупности подтверждает факт вывоза ЗАО "ВМКС" за пределы таможенной территории РФ грузов, помещенных под таможенные режимы экспорта и транзита.
Законность и обоснованность данного решения в апелляционной и кассационной инстанциях не проверялась.
6. ООО "Телемак" обратилось в Арбитражный суд Приморского края с иском к ИМНС РФ по г. Находка о признании недействительными ненормативных актов налогового органа об отказе в возмещении из бюджета НДС при налогообложении по налоговой ставке 0%.
Удовлетворяя исковые требования ООО "Телемак", суд первой инстанции указал, что непредставление коносаментов и поручений на отгрузку экспортируемого товара при том условии, что в данном случае эти документы согласно ответу Находкинской таможни при реализации на экспорт ГСМ не составлялись, не может являться основанием для отказа в применении налоговой ставки 0%. Кроме того, налогоплательщиком вместо коносаментов и поручений на отгрузку были представлены иные документы - бункерские расписки, представление которых не противоречит пп.4п.1 ст. 165 НК РФ.
Апелляционная инстанция согласилась с доводами суда первой инстанции и в своём постановлении указала, что нельзя отказывать в применении налоговой ставки 0% по основаниям непредставления полного пакета документов, если у налогоплательщика отсутствует реальная возможность представить эти документы.

При рассмотрении налоговых споров, связанных с полнотой и правильностью формирования пакета документов, предусмотренного ст. 165 НК РФ, остро стоит вопрос о том, когда следует представлять документы в подтверждение обоснованности применения налоговой ставки 0%, и как следует рассматривать споры, если на дату вынесения налоговым органом решения по результатам камеральной проверки декларации по налоговой ставке 0% полный пакет документов у налогоплательщика отсутствовал, а в ходе судебного разбирательства налогоплательщик, доказывая наличие за собой права на применение налоговой ставки 0% и оспаривая решение налогового органа, этот пакет документов уже сформировал и представил его в материалы судебного дела.

1. ОАО "Приморское морское пароходство" (далее ОАО "ПМП") обратилось в Арбитражный суд Приморского края с иском к ИМНС РФ по г. Находка о признании неправомерными действий налогового органа по принятию решений об отказе в возмещении НДС при налогообложении по налоговой ставке 0% и о признании недействительными этих решений.
Удовлетворяя требования налогоплательщика в полном объёме, суд первой инстанции исходил из того, что ОАО "ПМП" вместе с налоговыми декларациями по налоговой ставке 0% за июль-октябрь 2001 года действительно не представило ГТД, но отказывать в подтверждении права на применении налоговой ставки 0% на дату вынесения оспариваемых решений не следовало, поскольку к этому моменту ОАО "ПМП" уже представило необходимые ГТД.
Отменяя решение суда перкой инстанции и отказывая налогоплательщику в иске, апелляционная инстанция указала, что пакет документов должен представляться налогоплательщиком в полном объёме одновременно с подачей декларации по налоговой ставке 0% и, следовательно, налоговый орган, отказывая ОАО "ПМП" в возмещении из бюджета НДС при налогообложении по налоговой ставке 0% по указанным основаниям, действовал обоснованно.
Правильность выводов апелляционной инстанции была подтверждена ФАС ДВО.
2. ЗАО "Азиатско-Тихоокеанская рыбопромышленная компания" (далее - ЗАО "АТРК") обратилось в Арбитражный суд Приморского края с иском к ИМНС РФ по Первореченскому району г. Владивостока о признании недействительным решения налогового органа, которым было признано необоснованным применение налогоплательщиком налоговой ставки 0% при реализации на экспорт судна.
Отказывая в удовлетворении исковых требований, суд нашел обоснованными доводы налогового органа о непредставлении ЗАО "АТРК" полного пакета документов, в том числе: копии поручения на отгрузку товара на экспорт и коносамента.
Подтверждая правильность выводов суда первой инстанции, Федеральный Арбитражный суд Дальневосточного округа указал, что для подтверждения обоснованности применения налоговой ставки 0% необходимо собрать полный пакет документов, который и следует представлять одновременно с подачей декларации. При этом отказ в подтверждении обоснованности применения налоговой ставки 0% по основаниям непредставления полного пакета документов не исключает возможность формирования этого пакета документов с целью повторного обращения налогоплательщика с собранным пакетом и налоговой декларацией в налоговый орган.
3. ООО "Юнъ-Хон" обратилось в Арбитражный суд Приморского края с иском к ИМНС РФ по Ленинскому району г. Владивостока о признании недействительным решения налогового органа об отказе в применении налоговой ставки 0%.
Решением суда первой инстанции в удовлетворении исковых требований ООО "Юнъ-Хон" было отказано со ссылкой на то, что налогоплательщиком вместе с декларацией по налоговой ставке 0% не был представлен полный пакет документов, а представление этого пакета документов в суд в ходе судебного разбирательства не влечет недействительность решения налогового органа, который, вынося решения по представленному неполному пакету документов, действовал правомерно.
Апелляционная инстанция не согласилась с выводом суда первой инстанции и отменила его решение, указав, что при рассмотрении настоящего спора суду следовало исходить не из документов, представленных налогоплательщиком вместе с декларацией по налоговой ставке 0%, а из фактических обстоятельств дела, и на основании п.1 ст. 65 и ст. 71 АПК РФ оценивать все представленные налогоплательщиком доказательства независимо от того, представлялись они налоговому органу или нет.
В порядке кассационного обжалования дело ещё не рассматривалось.

В течение 2002 года Арбитражным судом Приморского края был рассмотрен ряд исков налогоплательщиков о признании недействительным требований налоговой инспекции, которые выставлялись последней на недоимку по НДС по внутреннему обороту без учета заявленного предприятиями на возмещение из бюджета НДС при налогообложении по налоговой ставке 0%,
Разрешая указанные споры, суд первой инстанции занял позицию налогового органа, посчитав, что обязанность налогоплательщика по уплате НДС, начисленного по декларации от операций на внутреннем российском рынке, не может зависеть от его права на возмещение НДС по реализации товаров (работ, услуг) на экспорт и, соответственно, освобождать его от уплаты НДС по соответствующим срокам уплаты налога.

1. ЗАО "Интернэшнл Ойл Компани" обратилось в Арбитражный суд Приморского края с иском к ИМНС РФ по Фрунзенскому району г. Владивостока о признании частично недействительным требования налоговой инспекции.
Из материалов дела следует, что налогоплательщиком по соответствующим срокам представления деклараций в налоговый орган самостоятельно были представлены налоговые декларации по налоговой ставке 0% и по налоговой ставке 20%. ЗАО "Интернэшнл Ойл Компани" свою обязанность по уплате налога, начисленного по декларации по налоговой ставке 20%, своевременно не исполнило, считая, что сумма налога, подлежащая уплате в бюджет, перекрывается суммой НДС, заявленного на возмещение из бюджета по налоговой декларации по налоговой ставке 0%. Поскольку налог по сроку уплаты не был уплачен в бюджет, а камеральная проверка декларации по налоговой ставки 0% ещё не была завершена, инспекция направила предприятию требование об уплате НДС.
Отказывая налогоплательщику в иске, суд первой инстанции указал, что налоговый орган обоснованно выставил налогоплательщику требование об уплате НДС, самостоятельно начисленного по декларации по внутреннему обороту, поскольку право на возмещение налоговых вычетов по декларации по налоговой ставке 0%, когда камеральная проверка указанной деклараций ещё не была завершена, у налогоплательщика не возникло.
2. ОАО "Приморское морское пароходство" (далее - ОАО "ПМП") обратилось в Арбитражный суд Приморского края с иском к ИМНС РФ по г. Находка о признании незаконными действий налогового органа по выставлению требования об уплате НДС.
Решением суда первой инстанции в удовлетворении исковых требований ОАО "ПМП" было отказано со ссылкой на то обстоятельство, что при отсутствии нарушения налоговым органом сроков проведения камеральной проверки представленных налогоплательщиком налоговых деклараций, то есть, когда обоснованность применения налоговой ставки 0% налоговым органом ещё не подтверждена, нельзя проводить зачет сумм НДС, подлежащих уплате по внутреннему обороту, за счет сумм НДС, подлежащих возмещению из бюджета по экспорту.
Законность решения суда первой инстанции была подтверждена Федеральным Арбитражным судом Дальневосточного округа.

Налогообложение товаров (работ, услуг), помещенных под таможенный режим экспорта, по налоговой ставке 0% позволяет предприятиям, реализующим такие товары (работы, услуги), в полном объёме возмещать из бюджета налог на добавленную стоимость, уплаченный ранее своим поставщикам на российском рынке. Соответственно, такая законодательно установленная возможность не платить налог в бюджет, а его возмещать из бюджета, прельщает многих налогоплательщиков.
Расположенные на территории Приморского края такие крупные предприятия-экспортёры как: ОАО "Дальневосточное морское пароходство", ОАО "Приморское морское пароходство", ОАО "Владивостокский морской торговый порт", ОАО "Находкинский морской торговый порт", ОАО "Восточный порт", ЗАО "Восточный международный контейнерный сервис", всегда работали в сфере реализации на экспорт товаров (работ, услуг), поскольку такая деятельность являлась и является их основной уставной деятельностью.
Поэтому споры, возникающие между такими известными на территории Приморского края предприятиями-экспортёрами и налоговыми органами, чаще всего связаны с вопросами правильности формирования пакета документов, предусмотренного ст. 165 НК РФ, тогда как сам факт экспорта товаров (работ, услуг) этими налогоплательщиками не вызывает сомнений.
Другое дело, когда в ходе камеральной проверки налоговых деклараций по налоговой ставке 0% налоговым органом устанавливается, что фактически весь требуемый пакет документов по ст. 165 НК РФ налогоплательщиком представляется, однако сам факт экспорта и сопутствующие ему операции по зачислению валютной выручки и расчетам с поставщиками на территории Российской Федерации вызывают сомнения.
В таких случаях налоговые органы, отказывая предприятиям в применении налоговой ставки 0% и дальнейшем возмещении НДС из бюджета, приводят ряд оснований в подтверждение недобросовестности налогоплательщика, действующего на экспортном рынке реализации товаров (работ, услуг) не с целью экспорта, а с целью дальнейшего возмещения НДС из бюджета.
Арбитражным судом Приморского края в 2002 году было рассмотрено нескольких таких споров, связанных с реализацией на экспорт научно-технической документации, и в каждом случае суд занимал раз личную друг от друга позицию.

1. ЗАО "Востокинвестстрой" обратилось в Арбитражный суд Приморского края с иском к ИМНС РФ по Фрунзенскому району г. Владивостоку о признании недействительным решения налогового органа о доначислении НДС в результате отказа в применении налоговой ставки 0%.
Решением суда первой инстанции в удовлетворении исковых требований ЗАО "Востокинвестстрой" было отказано со ссылкой на то обстоятельство, что налогоплательщик не представил доказательств уплаты НДС по той продукции, которая была отправлена на экспорт, поскольку приобрел он подлинный пакет научно-технической документации, а на экспорт отправил копию этой документации.
Апелляционная инстанция доводы суда первой инстанции поддержала.
Федеральный Арбитражный суд Дальневосточного округа, поддерживая решение суда и постановление апелляции, вместе с тем изменил мотивировку отказа, указав, что, по её мнению, применение налоговой ставки 0% необоснованно, поскольку валютная выручка от иностранного покупателя на счет ЗАО "Востокинвестстрой" не поступала, а выписки банка, представленные налогоплательщиком, не отражают реальной валютной операции.
2. ОАО "Владхлеб" обратилось в Арбитражный суд Приморского края с иском к ИМНС РФ по Первореченскому району г. Владивостока о признании недействительными решений налогового органа в части доначисления НДС за счет неправомерного возмещения налога из бюджета при реализации товаров (работ, услуг) на экспорт.
Решением суда в удовлетворении требований ОАО "Владхлеб" было отказано со ссылкой на то, что договор, спецификация, акт приёма-передачи и счет-фактура были составлены и подписаны физическим лицом, который не имел никакого отношения к должности директора предприятия-поставщика, государственная регистрация которого в свою очередь на момент оформления всех указанных документов была признана судом недействительной.
Законность и обоснованность данного решения в апелляционной и кассационной инстанциях не проверялась.
3. ОАО "Находкинская жестянобаночная фабрика" (далее - ОАО "НЖБФ") обратилось в Арбитражный суд Приморского края с иском ИМНС РФ по г. Находка о признании недействительным решения по отказу в применении налоговой ставки 0% и возмещении налоговых вычетов по НДС.
Решением суда первой инстанции требования ОАО "НЖБФ" были удовлетворены, а доводы налогового органа о непредставлении полного пакета документов и об отсутствии факта реального поступления валютной выручки от иностранного покупателя были отклонены как необоснованные.
Решение прошло апелляционное и кассационное обжалование и было оставлено вышестоящими инстанциями без изменения.

Исходя из анализа практики рассмотренных по данной категории споров и необходимости выработки единообразного разрешения аналогичных споров, судьям налогового состава следует при принятии решений исходить из следующего:
1) одновременности подачи декларации по налоговой ставке "0" процентов и полного пакета документов, предусмотренных ст. 165 НК РФ. При этом, в ходе судебного разбирательства налогоплательщик вправе представлять суду подлинники документов либо надлежащим образом заверенные копии (если даже они не представлялись налоговому органу вместе с декларацией либо по запросу налогового органа);
2) течение 3-месячного срока для принятия налоговым органом решения о праве налогоплательщика на применение ставки "0" процентов по НДС по экспорту товаров (работ, услуг) следует исчислять с учетом даты представления плательщиком НДС полного пакета документов и представления в течение 3-месячного срока уточненных декларацией с приложением подтверждающих документов;
3) пакет представляемых документов налогоплательщиком документов должен содержать надлежаще заверенные переводы документов на русский язык. Допустимо представление таких переводов в ходе судебного разбирательства;
4) целесообразно при наличии спора между сторонами по количеству вывезенного груза на экспорт из-за неясности отметок на ГТД, разночтениях между ГТД и иных товаросопроводительных документов для полноты исследования обстоятельств по делу привлекать к участию в деле таможенные органы, оформлявшие разрешение на вывоз товара (работ, услуг) и проставляющие отметки о количестве фактически вывезенного груза.

2) Практика рассмотрения дел, связанных с обоснованностью применения налоговых вычетов по НДС.
Арбитражный судом Приморского края рассмотрено также значительное количество дел, связанных с рассмотрением обоснованности предъявления налогоплательщиком сумм НДС к возмещению (вычетам) из федерального бюджета.
Ниже приведены наиболее распространенные причины оснований обжалования решений налоговых органов и судебные решения, при рассмотрении дел такой категории, а также изложены позиции и выводы судов первой, апелляционной и кассационной инстанций по таким спорам.

1. Возмещение НДС, уплаченного поставщику, являющемуся зарегистрированным юридическим лицом, но не представляющим длительное время отчетность и не исчисляющего НДС от суммы реализации.

1.1.Принятым в декабре 2002 года постановлением суд кассационной инстанции подтвердил обоснованность выводов суда 1 и апелляционной инстанций, признавших неправомерным решение налоговой инспекции в части начисления НДС ООО "Донат" ввиду того, что (при отсутствии замечаний к содержанию счетов-фактур) поставщик ООО "Агрокомплекс Приморья" с 4кв. 1999 года по 2кв. 2000 года представляло информацию об отсутствии хозяйственной деятельности и отчетные документы с нулевыми оборотами по НДС. При этом суд кассационной инстанции свое постановление мотивировал тем, что право истца на возмещение НДС из бюджета в зависимость от уплаты в бюджет другим юридическим лицом, полученного им от покупателя, не ставится.
1.2. В Арбитражный суд Приморского края обратилось ООО "Рыбопромысловая компания "Тандем" с иском о признании недействительным решения налоговой инспекции в части, касающейся отказа в возмещении НДС.
Основанием отказа в возмещении сумм НДС послужило то, что поставщики товара ООО "Пет-Инстрой" и ООО "Фрахт-Инвест" отсутствуют по указанным в счетах-фактурах адресам, налоговую отчетность не представляют, установить их местонахождение налоговому органу не удалось, на основании чего налоговым органом сделан вывод о не поступлении уплаченных истцом сумм НДС в бюджет.
Судом доводы истца признаны обоснованными, иск удовлетворен. В мотивировочной части решения указано о выполнении налогоплательщиком требований ст. 165 НК РФ, не нарушения норм п.п.5,6 ст.169 НК РФ, предъявляемых к оформлению счетов-фактур, подтверждения оплаты стоимости товара, в т.ч. с НДС.
В апелляционной инстанции дело не рассматривалось.
При рассмотрении дела в кассационном порядке ФАС ДВО подтвердил законность принятого судом первой инстанции решения, признав правомерность удовлетворенных требований налогоплательщика.
1.3. Вместе с тем, имеются и иные результаты рассмотрения подобных дел.
Организация, не согласившись с доначислением налоговым органом НДС, пени и штрафов по нему, обратилась в суд с иском об обжаловании ненормативного акта налоговой инспекции.
Налоговой инспекцией не принят заявленный ОАО "Владивостокский рыбокомбинат" к возмещению НДС по приобретенным ТМЦ (комплектной банки №) у ООО "Инкомплект" по тем основаниям, что факт отгрузки банкотары в адрес ОАО "Владивостокский рыбокомбинат" не подтвержден, т.к. ООО "Инкомпленкт" по юридическому адресу не располагается. Кроме того, предприятие-поставщик с июля 2000 года налоговую отчетность не представляет, вследствие чего отсутствует подтверждение уплаты НДС поставщиком в бюджет.
Суд первой инстанции, принимая решение о признании недействительным решения налогового органа в этой части, исходил из соблюдения налогоплательщиком совокупности условий, предусмотренных ст. ст.171-173 НК РФ.
Суд апелляционной инстанции решение суда оставил без изменений, указав при этом, что непредставление предприятием-поставщиком налоговой отчетности не свидетельствует о фактическом отсутствии у него операций по реализации товаров и получении от ОАО "Владивостокский рыбный комбинат" денежных средств в счет оплаты товара.
Довод налоговой инспекции о невозможности принятия к вычетам сумм по рассмотренным в ходе судебного разбирательства счетам-фактурам ввиду того, что ООО "Инкомплект" по указанному в счете-фактуре адресу не располагается, судом отклонен ввиду того, что этот адрес совпадает с указанным в учредительных документах как адрес местонахождения и почтовый адрес. А то обстоятельство, что на момент проведения обследования (май 2002г.) поставщик по этому адресу не располагается, не свидетельствует о том, что он не находился там в октябре-ноябре 2001г. (момент оформления счетов-фрактур).
Рассмотрев законность принятых решений ФАС ДВО ранее принятые решения отменил, дело направил на новое рассмотрение.
Основанием для этого указано, что при рассмотрении дела суды ограничились формальной оценкой представленных истцом документов, указав в судебных актах на факт отражения в бухгалтерских документах истца приобретения товара, его оприходования и оплаты поставщику, однако, в нарушение п.п.З п.5 ст. 169 НК РФ суд обеих инстанций не придал значения тому обстоятельству, что адрес грузоотправителя в счете-фактуре не соответствует действительности, в связи с чем такой документ не может являться основанием для вычета.
1.4. При рассмотрении споров с подобными основаниями обжалования решений налоговых органом необходимо отметить также рекомендации ФАС ДВО, даваемые при направлении дела на новое рассмотрение.
Так, судом первой инстанции удовлетворен иск ОАО "Мэк Пасифик" в части признания правомерным отнесения к возмещению сумм НДС, уплаченных в составе стоимости товара поставщику компании "Абсолют Холдинг ЛТД.".
Принимая решение, суд исходил из того, что непредставление отчетности поставщиком не лишает истца прав на возмещение фактически уплаченного НДС.
Апелляционная инстанция подтвердила законность принятого решения.
Отменяя решения суда в этой части и направляя его на новое рассмотрение, ФАС пояснил, что, учитывая непредставление поставщиком товара "Абсолют Холдинг ЛТД" бухгалтерской отчетности с момента постановки на налоговый учет и не уплату налогов, суду следовало исследовать обстоятельства совершения сделки купли-продажи плотов и порядка исполнения обязательства по отгрузке и передаче товара, и с учетом этих обстоятельств решать вопрос о правомерности возмещения НДС истцом.

2. Заслуживает отдельного внимания позиция судебных органов относительно оценки при исследовании полноты предъявляемых требований к содержанию реквизитов счетов-фактур в период до и после вступления в силу части 2 Налогового кодекса РФ.
В качестве примера можно привести правовую позицию судов, высказанную при рассмотрении искового заявления ООО "Делайн".

Основанием к отказу в возмещении сумм НДС налоговым органом послужило отсутствие предприятий-поставщиков ЗАО "Компания Зоовин" и ООО "Стройресурс-Д" по юридическим адресам, приостановление операций по их расчетным счетам, неуплата этими лицами НДС, отсутствие в счете-фактуре адреса ЗАО "Компания Зоовин" и подписей лиц, ответственных за отпуск товаров, непредставление товаротранспортных документов по доставке груза из г. Москвы в г. Уссурийск.
Судом требования налогоплательщика удовлетворены.
Отклоняя доводы налогового органа об отсутствии оснований для возмещения НДС по счетам-фактурам, заполненным с нарушением требований "Порядка ведения журналов учета счетов-фактур при расчетах по НДС", утв. Постановлением Правительства РФ от 29.07.9бг. №914, суд указал на то, что Закон РФ "О налоге на добавленную стоимость", в отличие от ч.2 НК РФ, не содержит таких последствий.
ФАС ДВО в своем постановлении, признавая ошибочность выводов суда, указал на возможность применения норм с аналогичным содержанием (т.е. не допускающим предъявления к возмещению сумм НДС, уплаченных по счетам-фактурам, не соответствующим установленному порядку их заполнения), действовавшим до вступления в силу ч.2 НК РФ, а именно п.8 р.1 "Порядка ведения журналов учета счетов-фактур", утв. Постановлением Правительства №914, в связи с чем указал, что суду следовало проверить довод налогового органа о наличии дефектов счетов-фактур, предъявленных истцом инспекции по налогам и сборам, и с учетом их содержания, оценить правомерность действий ответчика по иску.

3. Несоответствие предъявленных налогоплательщиком документов требованиям, предъявляемым к их заполнению.

3.1. ООО "НордМашСтрой" обратилось в суд с иском о признании недействительным решения налоговой инспекции.
Предприятию было отказано в предъявлении к вычетам сумм НДС на основании ст. 169 НК РФ, пункт 2 которой предусматривает, что счета-фактуры, составленные и выставленные с нарушением порядка, установленного п.5, 6 настоящей статьи, не могут являются основаниями для принятия сумм налога к вычетам. Поскольку в одном счете-фактуре поставщика товара ООО "Строймаштех" на момент проведения камеральной проверки отсутствовала печать, и во всех счетах-фактурах указан адрес покупателя ООО "НордМашСтрой", не соответствующий юридическому адресу предприятия-налогоплательщика, налоговым органом, установившим нарушение п.5, 6 ст. 169 НК РФ, суммы НДС к вычетам не приняты.
Решением суда иск удовлетворен на основании того, что в соответствии со ст.ст.169, 172 НК РФ налоговые вычеты производятся на основании счетов-фактур, составленных с соблюдением установленных требований, сумма налога в которых должна быть выделена отдельной строкой. Суд, не установив нарушений в порядке составления и соблюдения требований, с учетом фактической оплаты им приобретенного товара, стоимость которого увеличена па сумму НДС, считает, что у налогового органа отсутствовали правовые основания для принятия оспариваемого ненормативного акта.
В апелляционном порядке дело не рассматривалось.
Кассационная инстанция, оставляя без изменений решение суда первой инстанции, исходила из подтверждения факта поставки товара и его оплаты, указав при этом о не имеющим правового значения того, что оплата поставленной продукции произведена не непосредственно поставщику этой продукции, а по его указанию третьим лицам, поскольку сам поставщик дал распоряжение покупателю о такой оплате, которую следует расценивать как произведенную непосредственно поставщику.
Довод налогового органа о неправильном указании в счете-фактуре наименования улицы в адресе покупателя (истца), который не соответствует исполнительному и юридическому адресам ООО "НордМашСтрой", ФАС ДВО признал необоснованно не принятым арбитражным судом во внимание, т.к. пп.2 п.5 ст. 169 НК РФ не содержит требования о том, что адрес покупателя должен соответствовать исполнительному и юридическому адресу налогоплательщика (покупателя). Налоговый кодекс, по мнению кассационной инстанции, вообще не дает такого понятия как исполнительный адрес налогоплательщика. На основании этого, довод налогового органа о нарушении истцом п.5 см. 169 НК РФ признан ошибочным, как и довод о нарушении п. 6 этой же статьи, т.к. истцом представлены впоследствии налоговому органу счет-фактура с печатью ООО "Строймаштех", а Налоговым кодексом РФ не запрещено вносить изменения в счета-фактуры и вновь представлять их налоговому органу.
3.2. ООО "СПС" оспорило решение налогового органа о начислении НДС.
Налоговая инспекция, отказывая налогоплательщику в праве предъявления налога к возмещению указывает на составление счета-фактуры с нарушением предусмотренных законодательством (Постановления Правительства №914) требований (не указана страна происхождения товаров, счета-фактуры юридических лиц подписаны одним лицом или вообще не подписаны, указан недостоверный ИНН, неправильный адрес), а также на то, что квитанции к приходным кассовым ордерам содержат не все реквизиты, предусмотренные унифицированной формой - отсутствует расшифровка подписей, в связи с чем основания для возмещения НДС отсутствуют.
Признавая решение налоговой инспекции в части начисления НДС недействительным, суд первой инстанции исходил из правомерности действий истца, поскольку ТМЦ приобретены у поставщиков за наличный расчет, получены, оприходованы в бухучете, НДС в счете-фактуре выделен отдельной строкой, оплата подтверждена.
В апелляционном порядке дело не рассматривалось.
ФАС ДВО решение суда 1 инстанции отменил, передал дело на новое рассмотрение.
При этом в мотивировочной части постановления указано на правильность выводов суда об отсутствии зависимости права на возмещение НДС от представления поставщиками налоговой (бухгалтерской) отчетности или отражения хозяйственных операций в учета поставщиков.
Вместе с тем, организация, заявляющая о возмещении НДС, обязана подтвердить не только факт оприходования товара и их оплату, но и представить надлежаще оформленные платежные документы и счета-фактуры.
Ссылаясь на ст.9 Федерального закона "О бухгалтерском учете", кассационная инстанция поясняет необходимость принятия к учету первичных учетных документов, если они составлены по форме, содержащейся в альбомах унифицированных форм первичной учетной документации. Расшифровка подписей лиц, содержащихся в квитанциях к приходным кассовым ордерами - один из предусмотренных реквизитов.
Кроме этого, суд указывает на соблюдение всех требований к заполнению реквизитов счетов-фактур, предусмотренных ст. 169 НК РФ, п. 3 "Порядка ведения журналов учета счетов-фактур", утв. Постановлением Правительства РФ №914, при нарушении которых суммы НДС к вычетам предъявляться не могут.
Суд кассационной инстанции указывает о необходимости исследования всех обстоятельств по делу (в т.ч. обстоятельств совершения сделок купли-продажи, условий и порядка исполнения обязательства по транспортировке, передаче товара, учитывая, что покупатель и поставщики находятся в разных городах.

3.3 Разновидностью данной категории споров можно назвать и иски об оспаривании решения налоговых органов, по которым налогоплательщику отказано в возмещении НДС, уплаченного поставщику, зарегистрированному по подложным документам, из чего вытекает несоответствие порядка заполнения необходимых реквизитов счетов-фактур.

В частности, ОАО "Владивосток-Авиа" обжаловало решение налоговой инспекции, утверждая о необоснованности действий ответчика, который, в свою очередь, отказал истцу в возмещении НДС ввиду пороков при составлении счета-фактуры, а именно, по причине отсутствия подписи уполномоченного должностного лица предприятия-поставщика и отсутствии подписи лица, принявшего товар.
Решением суда истцу в этой части требований отказано.
Вывод суда основан на том обстоятельстве, что регистрация поставщика ООО "Примтехпром" в качестве юридического лица признана недействительной, а В.Н. Иванов (числящийся как единственный учредитель и руководитель) в связи с отбыванием 14-летнего срока лишения свободы, не мог учредить предприятие, как и подписать спорную счет-фактуру, либо уполномочить кого-либо на совершение таких действий от имени предприятия.
Истец, обжалуя решение суда, сослался на то, что на момент совершения сделки предприятие ООО "Примтехпром" являлось зарегистрированным юридическим лицом, руководителем значилось лицо, поименованное в счете-фактуре, а формально счет-фактура соответствовала требованиям, указанным в Постановлении Правительства РФ №914, в связи с чем истец действовал добросовестно.
Апелляционная коллегия суда решение суда первой инстанции оставила без изменений, признав, что лицо, подписавшее счет-фактуру, не обладало законными полномочиями на подписание юридически значимых документов от имени общества.
Таким образом, в нарушение п.4 "Порядка ведения счетов-фактур" счета-фактуры руководителем поставщика и лицом, ответственным за отпуск товара, не подписаны, вследствие чего и, основываясь на п. 8 указанного Порядка, такая счет-фактура основанием для подтверждения права на предъявление уплаченного по ней НДС не является.

3.4. Следует отметить, что в подобных ситуациях вопрос о привлечении к ответственности решается по-разному.

К примеру, относительно возмещения НДС по суммам, уплаченным тому же поставщику - ООО "Примтехпром", состоялся спор налогового органа и ООО "Вторчермет".
Решением суда первой инстанции действия налоговой инспекции по начислению основного платежа и пени признаны обоснованными.
Вместе с тем, в части привлечения, истца к ответственности по п.1 ст. 122 НК РФ решение налогового органа признано не соответствующим налоговому законодательству.
Обосновывая такой вывод, суд опирался на понятие налогового правонарушения, которое предполагает виновное совершение противоправного деяния.
Признав, что вина лица-налогоплательщика в данном случае отсутствует (предприятие-поставщик ликвидировано лишь после исполнения обязательств с истцом), суд решение ответчика в части налоговых санкций признал неправомерным.

4. Множество споров о правомерности использования налоговых вычетов (предъявления к возмещению) по НДС касаются отношений, возникающих при исполнении сделок с несуществующими юридическими лицами.
В основном судебная практика подтверждает необоснованность предъявления налогоплательщиками к вычетам НДС по счетам-фактурам, выставленным от имени предприятий, не зарегистрированных в ЕГРП.
Причем, признание таких действий налогоплательщика обусловлено, как правило, одновременно двумя обстоятельствами:

  • во-первых, поскольку лица, указанные как предприятия-поставщики, в установленном законодательством порядке не зарегистрированы, основанием рассматривать это лицо в качестве поставщика товара и плательщика налога у суда отсутствуют;
  • во-вторых, необоснованность предъявления НДС к вычетам подтверждается невозможностью признания их в качестве основания к возмещению НДС, что само по себе (т.е. без учета вышеизложенного основания) является основанием отказа в принятии сумм налога к вычетам. При этом учитывается, что счета-фактуры должны не только соответствовать установленным нормам ее заполнения, но и содержать достоверные сведения.

Изложенная позиция подтверждена рядом судебных актов (включая апелляционную и кассационную инстанции).

4.1. Например, решением суда первой инстанции в иске о признании недействительным решения налоговой инспекции, в т.ч. в части отказа в вычетах по НДС, в удовлетворении заявленных требований отказано ООО "Дальлес".
Вывод суда основан на нарушении истцом требования возмещении НДС только на основании счетов-фактур, заполненных в соответствии с предъявляемыми к ним требованиям.
Апелляционная инстанция, подтверждая решение суда, указывает еще и на то, что не зарегистрированные в порядке ст. 48,51 ГК РФ, лица, не являясь юридическими лицами, не обладают право- (дее-)способностью на совершение юридически значимых действий. При отсутствии факта регистрации в качестве юридического лица, указывает апелляционная инстанция, оснований рассматривать его в качестве поставщика товара и плательщика НДС у суда отсутствуют. Отсюда следует вывод, что в силу п. 2 ст. 7 Закона РФ "О налоге на добавленную стоимость" одним из условий возмещения НДС является оплата поставщику стоимости товаров, а представленные документы (договора, счета-фактуры, квитанции к приходному кассовому ордеру) не могут являться достоверным доказательством фактической оплаты за приобретенный товар.
Подобные споры разрешены и судом кассационной инстанции, признавшем подход суда первой и апелляционной инстанций верным: например, по искам ООО "Влад-Ост" или ООО "Приско-Экофил".

4.2. В то же время следует отметить все-таки имеющийся в некоторых единичных случаях различный подход к разрешению указанной проблемы.
Не всегда выводы суда первой инстанции поддерживаются вышестоящими судебными органами.

В частности, решением суда отказано и удовлетворении требований ООО "Пакс" в части требований признания необоснованными непринятия к вычетам сумм НДС, уплаченных в составе цены товара поставщикам, не числящимся в ЕГРП.
Отменяя решение суда в этой части с направлением дела на новое рассмотрение, суд кассационной инстанции в мотивировочной части постановления поясняет, что факт отсутствия государственной регистрации поставщиков как юридических лиц сам по себе не может служить основанием для отказа в возмещении налога на добавленную стоимость, если факт уплаты налога документально подтвержден. Основанием для отказа в возмещении сумм налога могут быть доказательства того, что налогоплательщик не уплачивал указанную в первичных документах сумму и оформленные этими документами товары ему не представлялись.

Отдел анализа и обобщения судебной практики

Настоящее обобщение судебно-арбитражной практики проведено в соответствии с планом работы Арбитражного суда Приморского края на 1-е полугодие 2003-го года по результатам рассмотрения в указанный период дел, связанных с применением земельного законодательства.

Кроме этого, в обобщении учтены состоявшиеся в 2002-м году судебные акты Арбитражного суда Приморского края по делам об оспаривании ненормативных правовых актов, решений, действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления в области земельных отношений.

Целью обобщения является анализ практики рассмотрения споров, связанных с применением вновь принятого Земельного кодекса РФ и иных актов земельного законодательства, и обеспечение единообразия в толковании судом правовых норм земельного законодательства и практическом их применении при разрешении земельных споров.

В указанный период судом рассмотрено 56 исковых заявлений (заявлений) по спорам, вытекающим из земельных правоотношений, из которых 27 удовлетворено, производство по 7 из них прекращено.

Разнообразие содержания указанных дел позволяет структурировать их по предмету спора:
об истребовании земельного участка из чужого незаконного владения, выселении с самовольно занятого земельного участка - 4 дела, по всем вынесены решения об удовлетворении заявленных требований;
о признании права на земельный участок - 2 дела (о признании права на аренду земельного участка и преимущественного права аренды), требования оставлены без удовлетворения;
о заключении, изменении, расторжении договора аренды земельного участка - 3 дела, в двух случаях в исках отказано, по одному делу истец отказался от иска, отказ принят судом;
о понуждении заключить договор аренды, купли-продажи земельного участка - 3 дела, по двум из них производство по делу прекращено по причине неподведомственности споров арбитражному суду (истцами выступили граждане, споры не имеют экономического характера), один иск оставлен без удовлетворения;
о взыскании арендной платы и неосновательного обогащения в связи с использованием земельного участка - 10 дел, из них производство по одному прекращено в связи с заключением мирового соглашения, 6 исков удовлетворено;
о признании недействительным договора аренды земельного участка - 3 дела, ни по одному из них требования не удовлетворены;
о взыскании убытков - 2 дела, по одному (связанному с неуплатой платежей за фактическое использование земельного участка) производство по делу прекращено в связи с отказом истца от иска, по другому (связанному с изъятием земельного участка) в иске отказано;
об установлении границ землепользования - 1 дело, в иске отказано;
об оспаривании нормативного правового акта в области регулирования земельных правоотношений - 1 дело, производство по делу прекращено в связи с неподведомственностью спора арбитражному суду;
об оспаривании решений органов местного самоуправления о предоставлении и изъятии земельных участков - 11 дел, по 6 из них требования удовлетворены, по 1 делу производство прекращено в связи с отказом истца от иска;
об оспаривании отказа в предоставлении земельного участка - 5 дел, из них по 3 требования удовлетворены;
об оспаривании отказа в передаче земельного участка в собственность и обязании осуществить продажу земельного участка - 7 дел, лишь по одному из которых в иске отказано;
об оспаривании бездействия в предоставлении земельного участка - 1 дело, производство по которому прекращено в связи с отказом истца от иска;
об оспаривании отказа в проведении государственного кадастрового учета земельного участка - 1 дело, иск оставлен без удовлетворения;
об оспаривании отказа в выдаче правоустанавливающих документов на земельный участок - 1 дело, иск оставлен без удовлетворения.

Примечательно, что в рассматриваемый период в арбитражный суд не поступило ни одного заявления в порядке ст. 207-208 АПК РФ об оспаривании решения административного органа о привлечении к административной ответственности за нарушения земельного законодательства, а также заявлений о признании вещного или обязательственного права на земельный участок в соответствии со ст. 59 Земельного кодекса РФ, хотя данная статья впервые прямо закрепила такой способ защиты прав в области земельно-правовых отношений и рассматривалась доктриной как одна из важнейших новелл земельного законодательства. С заявлениями о принудительном прекращении прав на землю в порядке ст. 55 Земельного кодекса РФ исполнительные органы государственной власти, органы местного самоуправления также не обращались.

Следует учесть, что некоторые из вошедших в обобщение дел не вступили в законную силу, так как их законность и обоснованность проверяется арбитражным судом апелляционной инстанции. По некоторым делам имеются постановления апелляционной инстанции, оставившие их в силе (например, дела № А51-14264/02-2-477/44, № А51-6496/02-23-207, № А51-11495/02-16-253, № А51-3834/02-29-72, № А51-1122/03-2-52, № А51-4835/02-1-170, № А51-15055/02-29-372/26, № А51-14366/02-2-470-37). Отмененных судебных актов на день составления настоящего обобщения нет.

Анализ дел показал, что в ряде случаев истец (заявитель) избирает ненадлежащий способ защиты своих прав и законных интересов, что влечет отказ в иске. Так, заявляются требования об обязании заключить договор купли-продажи или аренды земельного участка в отсутствие решения соответствующего исполнительного органа государственной власти или органа местного самоуправления о предоставлении земельного участка (например, дела № А51-412/03-29-70, № А51-13880/02-4-400/4); заявитель оспаривает решение об отказе в передаче в собственность земельного участка, не сформированного в установленном порядке (дело № А51-12016/02-16-250); заявляются требования о проведении размежевания земельных участков без оспаривания бездействия органа местного самоуправления в принятии решения о предоставлении земельного участка (дело № А51-9650/02-23-403).

Значительное количество исковых заявлений (заявлений) оставлено без удовлетворения в силу того, что требования заявлены ненадлежащими истцами, не имеющими, как правило, ни вещных, ни обязательственных прав на спорный земельный участок, ни законных интересов в отношении спорного участка (например, дела № А51-4184/02-16-129, № А51-2120/02-16-75, № А51-8207/01-1-256, № А51-10214/02-2-392, № А51-3834/02-29-72).

При удовлетворении требований по спорам, рассматриваемым в порядке главы 24 АПК РФ, суд учитывает требования п. 3 ч. 4, п. 3 ч. 5 ст. 201 АПК РФ, согласно которым в резолютивной части решения, кроме указания не признание оспариваемых актов недействительными, решений и действий (бездействия) - незаконными, должно содержаться также указание на обязанность ответчика устранить допущенные нарушения прав и законных интересов заявителя в установленный судом срок. Однако в ряде случаев суд, излагая резолютивную часть решения, ограничивается лишь указанием на недействительность оспариваемого акта (дела № А51-13910/02-16-351/24, № А51-8447/02-29-132, № А51-4835/02-1-170, А51-1944/03-16-22). Это прослеживается в тех случаях, когда истец (заявитель) не заявляет требований об обязании ответчика совершить какие-либо действия, и является, по-видимому, оправданным с точки зрения отсутствия у суда права выйти за пределы заявленных требований.

Проведенный анализ дел не выявил существенных различий в правовой позиции судей относительно определения применимых норм права при схожих фактических обстоятельствах дел, толкования правовых норм земельного законодательства.

1. Отсутствие государственной регистрации договора аренды земельного участка, заключенного на срок не менее 1 года, свидетельствует о его незаключении.

Администрация г. Партизанска обратилась с иском к предпринимателю Черненко А.М. о признании недействительным договора аренды земельного участка, мотивируя его отсутствием у Администрации полномочий по распоряжению спорным земельным участком, поскольку на нем расположен объект федеральной собственности - бомбоубежище.
При рассмотрении дела суд установил, что между Администрацией г. Партизанска и ответчиком подписан договор аренды земельного участка сроком на 10 лет, который на момент рассмотрения дела не был зарегистрирован учреждением юстиции.
При разрешении спора суд сослался на ст. 609 ГК РФ, п. 2 ст. 26 Земельного кодекса РФ, согласно которым договор аренды недвижимого имущества, в том числе земельного участка, заключенный на срок не менее 1 года, подлежит государственной регистрации. В силу п. 3 ст. 433 ГК РФ договор, подлежащий государственной регистрации, считается заключенным с момента его регистрации.
Учитывая изложенное, суд пришел к выводу о том, что между сторонами отсутствует надлежащим образом оформленная сделка, поэтому к спорным правоотношениям неприменимы правовые нормы, касающиеся недействительности сделок и последствий их недействительности, вследствие чего исковые требования оставлены без удовлетворения (дело № А51-483/03-2-9).

В другом деле (дело № А51-6496/02-23-207) суд рассматривал исковое заявление ОАО "Варяг" о переводе прав и обязанностей арендатора по договору аренды земельного участка, заключенному между УМС г. Владивостока и ООО "ДВ Мануфактура", на истца, которое последний мотивировал наличием у него преимущественного права аренды. В иске ОАО "Варяг" было отказано на том основании, что, как установил суд, спорный договор, срок действия которого устанавливался 1 год, не был зарегистрирован в учреждении юстиции, а следовательно, не породил каких-либо прав и обязанностей арендатора, испрашиваемых истцом к переводу на себя.

В деле № А51-8447/02-29-132 суд рассматривал требование ОАО "Курс" о признании недействительным отказа Администрации г. Находка в предоставлении земельного участка в аренду истцу. Оспариваемый отказ был мотивирован наличием договора аренды части спорного земельного участка у ОАО "Торгово-закупочная база".
Между тем, суд установил факт отсутствия государственной регистрации указанного договора аренды, хотя срок его действия составлял ровно 1 год. Иных доводов в обоснование отказа предоставить земельный участок в аренду ОАО "Курс" ответчик не привел, поэтому требования истца были удовлетворены.

2. Орган местного самоуправления, уполномоченный распоряжаться земельными участками, вправе заключить договор аренды земельного участка под самовольно возведенную постройку.

ООО СП "Вахта" обратилась в арбитражный суд с иском к Администрации г. Владивостока, ЖСК-94 о признании недействительным заключенного между ними договора аренды земельного участка. В числе прочих доводов в обоснование заявленных требований истец сослался на то, что на спорном земельном участке находится незавершенный строительством объект, являющийся самовольной постройкой.
Исследование судом материалов дела показало, что указанный договор был заключен на основании постановления Администрации г. Владивостока, которое ранее явилось предметом оспаривания в арбитражном суде (дело № 4-347/15), оснований для признания его недействительным суд не усмотрел.
На спорном земельном участке находится незавершенный строительством жилой комплекс, который решением суда по делу № А51-8628/99-2-326 признан самовольной постройкой по причине того, что его строительство осуществлялось не тем лицом, которому ранее участок предоставлялся в постоянное (бессрочное) пользование (строительство велось ЖСК-94 в то время, как земельный участок предоставлялся ОАО "Заря", впоследствии заявившему отказ от права пользования участком) и без разрешения на строительство.
Принимая решение по делу, суд указал, что в силу ст. 222 ГК РФ право собственности на самовольно возведенную постройку может быть признано за лицом, ее осуществившим, при предоставлении в установленном порядке земельного участка под возведенную постройку. Органом местного самоуправления, обладающий полномочиями по распоряжению спорным земельным участком, в установленном порядке осуществил его предоставление в соответствии с ранее принятым постановлением, оставленным в силе решением суда.
При этом, как указал суд, вопрос об определении собственника незавершенного строительства не относится к предмету данного спора и не может быть рассмотрен в рамках данного искового производства.
Судом мотивированно отклонены и другие доводы истца, поэтому его требования оставлены без удовлетворения (дело № А51-14264/02-2-477/44).

3. Суд признал ничтожным договор о совместной деятельности по использованию земельного участка, поскольку он заключен с целью скрыть аренду земельного участка.

Детско-юношеский центр Приморского края обратился в арбитражный суд с иском об обязании ООО "Раут-ДВ" освободить находящуюся в его незаконном владении территорию истца.
При рассмотрении дела суд установил, что спорный земельный участок был предоставлен в постоянное бессрочное пользование Приморской краевой станции юных техников, которая заключила с ООО "Раут-ДВ" договор о совместной деятельности по использованию участка в целях эксплуатации автостоянки, согласно условиям которого ответчик вносит денежные средства в определенном размере, а Станция передает земельный участок, лицензию, боксы в строящемся на участке здании.
Истец является правопреемником Станции.
Давая оценку правомерности занятия ответчиком спорного земельного участка, суд исходил из положений ст. 1041 ГК РФ, в силу которых по договору простого товарищества двое или несколько лиц обязуются соединить свои вклады и совместно действовать без образования юридического лица для извлечения прибыли или достижения иной не противоречащей закону цели.
По условиям заключенного между Станцией и ООО "Раут-ДВ" договора на ответчика возлагалась оплата за потребленную электроэнергию, коммунальные услуги, производство ремонта и обслуживание автотехники, несение полной материальной ответственности за сохранность автомашин, находящихся на автостоянке. При выполнении обязательств предусмотрена оплата ответчиком в кассу или на расчетный счет Станции определенной суммы ежемесячно. Кроме этого, участниками совместной деятельности не решен вопрос о ведении бухгалтерского учета общего имущества товарищей, не определен порядок покрытия расходов и убытков, связанных с совместной деятельностью, не определен состав общего имущества товарищей.
Таким образом, фактическое содержание и порядок исполнения рассматриваемого договора о совместной деятельности свидетельствуют о том, что участники договора в действительности не имели намерений заключать договор о совместной деятельности; договор заключен с целью скрыть аренду земельного участка.
Суд применил в данном деле правовые нормы, установленные ст. 167 и п. 2 ст. 170 ГК РФ, учел, что Краевая станция юных техников как образовательное учреждение не вправе была сдавать земельный участок, находящийся у нее на праве бессрочного (постоянного) пользования, в аренду третьим лицам, в связи с чем удовлетворил исковые требования в полном объеме (дело № А51-3134/03-2-149).

4. Основанием для занятия и использования земельного участка, предоставленного в аренду сроком не менее 1 года, является заключенный в установленном порядке договор аренды.

В арбитражный суд обратилась Администрация Михайловского района с иском к предпринимателю Каграманову Г.А. об освобождении земельного участка, занимаемого ответчиком на основании постановления Администрации Михайловского сельсовета под размещение стоянки автомашин.
При рассмотрении дела суд установил, что договор аренды земельного участка во исполнение указанного постановления не заключался, срок постановления был продлен на 1 год. Ответчику был оформлен акт на временное пользование спорным земельным участком сроком на 2 года.
Удовлетворяя исковые требования, суд указал, что согласно ст. 609 ГК РФ договор аренды на срок более 1 года должен быть заключен в письменной форме, подлежит государственной регистрации и считается заключенным с момента такой регистрации. Наличие акта на временное пользование не заменяет собой оснований для возникновения права аренды земельного участка, установленных законом. В силу ст. 301 ГК РФ собственник вправе истребовать свое имущество из чужого незаконного владения (дело № А51-639/03-2-36).

По другому делу суд по иску Управления муниципальной собственности г. Владивостока выселил с земельного участка предпринимателя Стариковскую И.Д., которая занимала его под размещение автостоянки на основании договора аренды сроком более 1 года, не прошедшего государственную регистрацию. При этом суд со ссылкой на ст. 609 ГК РФ, п. 2 ст. 22 Земельного кодекса РФ констатировал факт незаключения договора, вследствие чего пришел к выводу об отсутствии у ответчика законных оснований для занятия земельного участка (дело № А-51-14806/02-19-5).

5. Требование лица, пользующегося земельным участком на основании действующего договора аренды земельного участка, о понуждении заключить договор аренды на новый срок не подлежит удовлетворению.

ООО СК "Борец" использует земельный участок для организации торговой зоны на основании договора аренды, заключенного с Администрацией Советского района г. Владивостока сроком по 31.12.99 г. В порядке п. 2 ст. 621 ГК РФ действие договора аренды продлено на неопределенный срок.
Управление муниципальной собственности г. Владивостока, осуществляющее в настоящее время функции изъятия и предоставления земельных участков, направило ООО СК "Борец" предупреждение об отказе от договора. Полагая, что данное предупреждение свидетельствует о возможности нарушения преимущественного права Общества на заключение договора аренды в будущем, оно обратилось в арбитражный суд с иском о понуждении УМС г. Владивостока заключить договор аренды спорного земельного участка.
Отказывая в иске, суд указал, что в соответствии со ст. 4 АПК РФ заинтересованное лицо вправе обратиться в арбитражный суд за защитой своих нарушенных или оспариваемых прав и законных интересов. Однако истец как на момент обращения в суд с иском, так и на момент вынесения решения фактически занимает земельный участок на основании договора аренды, который в установленном порядке не расторгнут. Направление ответчиком предупреждения об отказе от договора аренды не является нарушением прав истца, поскольку право арендодателя в любое время отказаться от договора аренды установлено п. 2 ст. 610 ГК РФ.
Действующим законодательством не предусмотрена возможность защиты в суде от предполагаемых в будущем нарушений прав и законных интересов (дело № А51-1257/03-2-84).

6. Судом рассмотрен ряд дел, связанных с оценкой наличия у истцов (заявителей) преимущественного права аренды и понуждением органов местного самоуправления заключить договор аренды. Суд исходит из правоположения, согласно которому реализация лицом своего преимущественного права на заключение договора аренды земельного участка на новый срок может иметь место лишь в случаях, когда арендодатель имеет намерение сдавать в дальнейшем данный земельный участок в аренду.

Так, в деле об оспаривании ООО "Ост-Вест" отказа Администрации г. Владивостока в предоставлении земельного участка в аренду на новый срок и обязании ответчика предоставить спорный земельный участок в аренду суд установил, что арендодатель не имеет намерений сдавать в дальнейшем в аренду спорный земельный участок, о чем истец неоднократно письменно извещался Администрацией. Срок действия договора аренды этого земельного участка, заключенного с ООО "Ост-Вест", истек, на день рассмотрения дела никаких решений о его предоставлении в аренду кому-либо ответчиком не принято.
Разрешая спор, суд указал, что согласно п. 1 ст. 621 ГК РФ арендатор, надлежащим образом исполнявший свои обязанности, по истечении срока договора аренды имеет при прочих равных условиях преимущественное перед другими лицами право на заключение договора аренды на новый срок. При этом в силу ст. 421 ГК РФ граждане и юридические лица свободны в заключении договора; понуждение к заключению договора может иметь место лишь в случаях, когда обязанность заключить договор предусмотрена законом или добровольно принятым на себя обязательством.
Отсюда суд сделал вывод о том, что преимущественное право ООО "Ост-Вест" на заключение договора аренды, о котором заявил истец, могло быть им реализовано в случае сдачи спорного земельного участка в аренду в течение года после истечения срока действия договора аренды.
Поскольку Администрация заявила об отсутствии у нее намерений сдавать в дальнейшем земельный участок в аренду и доказательства сдачи участка в аренду третьим лицам отсутствуют, суд отказал в удовлетворении заявленных требований (дело № А51-11495/02-16-253).

По двум другим делам суд рассматривал заявления Управления муниципальной собственности г. Владивостока о признании недействительными предписаний и решений Приморского территориального управления МАП России о прекращении нарушений антимонопольного законодательства, которые, по мнению ответчика, выразились в необоснованном отказе хозяйствующему субъекту - ООО "Золотой Рог" - в заключении на новый срок договоров аренды земельных участков, занимаемых в соответствии с договорами аренды с истекающим сроком действия под размещение объектов временного назначения.
По обоим делам требования заявителя были удовлетворены. В обоснование решений суд сослался на недопустимость понуждения истца к заключению договора аренды (ст. 421 ГК РФ), учитывая его заявление об отсутствии намерений сдавать кому-либо в аренду спорные земельные участки. При этом суд указал, что нежелание УМС г. Владивостока сдавать земельные участки в аренду само по себе является достаточным основанием для прекращения на будущее договорных отношений с арендатором земельного участка, хотя бы и добросовестно исполнявшим свои обязательства по договору аренды, независимо от причин, побудивших арендодателя отказаться от сдачи своего имущества в аренду.
Суд указал также, что оспариваемые предписания ответчика не охватываются рамками предоставленных МАП РФ и его территориальным органам полномочий согласно ст. 12 ФЗ "О конкуренции и ограничении монополистической деятельности на товарных рынках", а отказ истца в заключении договоров аренды на новый срок не подпадает под понятие нарушений антимонопольного законодательства, указанных в ст. 7 названного закона, поэтому отразил в решениях факт превышения ответчиком предоставленных ему полномочий (дела № А51-13942/02-29-340, № А51-13943/02-29-341).

Как представляется, изложенная позиция суда правомерна и обоснованна применительно к тем правоотношениям, в которых объектом выступает земельный участок, предоставленный ранее для размещения объектов временного назначения и не имеющий объектов недвижимости, возведенных в установленном законом порядке. В тех случаях, когда на спорном земельном участке находится здание, строение, сооружение, отвечающее признакам объекта недвижимого имущества и не являющееся самовольно возведенной постройкой, следует учитывать исключительное право собственников данных объектов недвижимости на приватизацию или приобретение права аренды земельных участков, закрепленное в п. 1 ст. 36 Земельного кодекса РФ.
Названная правовая норма исключает применение правила о недопустимости понуждения к заключению договора аренды, поскольку рассматривается как установленная законом обязанность арендодателя заключить договор аренды, что отражено в проекте постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ "О некоторых вопросах, связанных с применением земельного законодательства".

Так, в одном из дел о расторжении договора аренды земельного участка и выселении ответчика (требования заявлены Управлением муниципальной собственности г. Владивостока в связи с использованием арендатором земельного участка не по целевому назначению и нарушением условий договора аренды), суд правомерно указал, что выселение ответчика с занимаемого земельного участка не представляется возможным, поскольку земельный участок предоставлен ему под зданием, находящимся у него на праве собственности (дело № А51-14526/02-2-482/49).

7. Закон не устанавливает определенной формы отказа от права пользования земельным участком при продаже пользователем земельного участка находящейся на нем недвижимости.

ООО "Артемовский фарфоровый завод" оспорил в арбитражном суде постановление Администрации г. Артема об изъятии у него земельного участка и предоставлении его ООО ТК "Вудэкс", указав, что он не заявлял отказ от права пользования изъятым участком.
Ответчик иск не признал, полагая, что поскольку истец продал один из объектов, находящихся на спорном земельном участке, к покупателю переходит и право пользования земельным участком, находящимся непосредственно под объектом недвижимости и необходимым для его использования.
При рассмотрении спора суд установил, что ООО "Артемовский фарфоровый завод" по договору купли-продажи приобрел у ЗАО "Артемфарфор" трехэтажное здание живописного цеха с пристройкой одноэтажное здание гаража, расположенные на части земельного участка, находящегося в бессрочном (постоянном) пользовании истца. В связи с приобретением зданий Администрация г. Артема издала постановление о предоставлении истцу в пользование земельного участка, занимаемого купленными зданиями и необходимого для их обслуживания.
На момент издания указанного постановления здание живописного цеха с пристройкой было продано истцом ООО "Вудэкс", что послужило основанием для издания оспариваемого постановления о предоставлении новому собственнику здания земельного участка в аренду сроком на 1 год на период реконструкции здания живописного цеха под склад-магазин.
При рассмотрении спора суд исходил из того, что в силу п. 1, 3 ст. 552 ГК РФ по договору продажи здания, сооружения или другой недвижимости покупателю одновременно с передачей права собственности на такую недвижимость передаются права на ту часть земельного участка, которая занята этой недвижимостью и необходима для ее использования. При продаже недвижимости, находящейся на земельном участке, не принадлежащем продавцу на праве собственности, покупатель приобретает право пользования соответствующей частью земельного участка на тех же условиях, что и продавец недвижимости.
Отсюда судом сделан вывод о том, что право на неопределенную часть земельного участка, приобретенное в свое время истцом в связи с приобретением у ЗАО "Артемфарфор" объектов недвижимости, было им утрачено вследствие продажи части этих объектов ООО "Вудэкс".
При этом суд оценил оговоренный в одном из пунктов договора купли-продажи здания живописного цеха переход права на часть участка к ООО "Вудэкс" как добровольный отказ истца от своих прав на использование части участка, занятой продаваемыми объектами и необходимой для их использования. Суд указал, что закон не оговаривает форму, в которой должен быть выражен добровольный отказ от права пользования земельным участком. Урегулированный ст. 53 Земельного кодекса РФ отказ предполагает отсутствие лиц, к которым в силу закона переходит это право, поэтому правила данной статьи не должны учитываться при переоформлении прав на земельный участок в связи с переходом прав на недвижимость.
Проверив соответствие площади и границ земельного участка, необходимого для использования реконструируемого здания живописного цеха, нормам отвода земель для данного вида деятельности, суд принял решение об отказе в иске (дело № А51-3834/02-29-72).

8. Споры о признании недействующими нормативных правовых актов органов местного самоуправления в области регулирования земельных отношений неподведомственны арбитражному суду.

Ульянова Г.Н. обратилась в арбитражный суд с требованиями о признании незаконными и не влекущими правовых последствий постановлений главы администрации г. Владивостока от 21.09.2000 № 1749 "О порядке предоставления и изъятия земельных участков в городе Владивостоке под объекты временного назначения", от 20.10.2000 № 1960 "Об утверждении Положения о порядке предоставления и изъятия земельных участков в городе Владивостоке под объекты временного назначения", а также постановления от 02.07.02 № 1163 о внесении в него изменений.
В порядке ст. 52 АПК РФ в процесс вступила Прокуратура Приморского края, которая в судебном заседании заявила о неподведомственности спора арбитражному суду.
Принимая судебный акт, суд исходил из того, что согласно ч. 3 ст. 191 АПК РФ дела об оспаривании нормативных правовых актов рассматриваются в арбитражном суде, если их рассмотрение в соответствии с федеральным законом отнесено к компетенции арбитражных судов. Федеральный закон, предусматривающий оспаривание нормативных правовых актов органов местного самоуправления в сфере определения порядка предоставления и изъятия земель в арбитражном суде, отсутствует. Поэтому данный спор не подлежит рассмотрению в арбитражном суде.
Суд сослался также на п. 11 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 20.01.03 № 2 и на п. 3 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 08.12.02 № 13, в котором указаны федеральные законы, предусматривающие оспаривание нормативных правовых актов в арбитражном суде: ст. 138 Налогового кодекса РФ, ст. 13 ФЗ "О государственном регулировании тарифов электрической и тепловой энергии" и ст. 43 ФЗ "О рынке ценных бумаг".
Учитывая изложенное, суд прекратил производство по делу по п. 1 ч. 1 ст. 150 АПК РФ (дело № А51-525/2003-1-41).

9. Суд отказал в удовлетворении заявления об обязании местной администрации согласовать место размещения объекта.

ООО "Южная широта" обратилось в арбитражный суд с требованием о признании недействительным отказа Администрации МО Хасанский район согласовать место размещения объекта и обязании ответчика согласовать его под проектирование и строительство холодильных помещений.
При рассмотрении дела суд установил, что оспариваемый отказ был оформлен двумя письмами ответчика, в одном из которых он сослался на то, что испрашиваемый земельный участок находится на территории морского порта Зарубино и проект застройки порта не предусматривает размещение помещений для установки холодильного оборудования. Второе письмо мотивировано ограничением в обороте земельных участков, предоставленных для нужд морских портов и расположенных в охранных зонах водных объектов.
Однако в деле имеется отказ ОАО "Морской порт Зарубино", являвшегося бессрочным пользователем земельного участка, составляющего территорию порта, от права пользования спорной частью участка, а также доказательства того, что спорный земельный участок относится к землям поселений.
При разрешении спора суд применил ст. 7 Земельного кодекса РФ, согласно которой правовой режим земель определяется исходя из их принадлежности к той или иной категории и разрешенного использования в соответствии с зонированием территорий; любой вид разрешенного использования выбирается самостоятельно, без дополнительных разрешений и процедур согласования. Исходя из этого, судом была отклонена ссылка ответчика на генеральный план строительства порта Зарубино и запланированный им способ использования спорной части земельного участка, тем более что имеет место отказ порта от права пользования им.
Довод ответчика о нахождении спорного земельного участка в водоохранной зоне водного объекта не нашел документального подтверждения в материалах дела. Факт ограничения в обороте земельного участка не принят во внимание, поскольку в силу ст. 27 Земельного кодекса РФ ограничения касаются лишь передачи земель в собственность. Таким образом, требование о признании незаконным отказа в согласовании земельного участка было судом удовлетворено.
Между тем, оснований для удовлетворения требования об обязании ответчика согласовать место размещения объекта суд не усмотрел, учитывая следующее.
Законодательством предусмотрены лишь последствия признания недействительным решения о предварительном согласовании места размещения объекта в виде возмещения расходов, связанных с подготовкой документов, необходимых для принятия такого решения (п. 9 ст. 31 Земельного кодекса РФ); возложение на местную администрацию обязанности согласовать место размещения объекта закон не предусматривает.
Кроме того, для решения вопроса о возможности предварительного согласования места размещения конкретного объекта необходимо соблюдение установленного законом порядка: анализ документов государственного земельного кадастра и землеустройства, определение вариантов размещения объекта, проведение процедур согласования с государственными органами, органами местного самоуправления, муниципальными организациями, информирование населения и обеспечение его участия в решении вопроса о размещении объекта, составление проекта границ земельного участка (ст. 31 Земельного кодекса РФ), чего в данном случае не проводилось.

10. Отказ в проведении государственного кадастрового учета земельного участка правомерен, если документы, представленные для кадастрового учета, по форме или содержанию не соответствуют требованиям законодательства.

ООО "ТИСК" обратилось в арбитражный суд с иском о признании недействительным решения Комитета по земельным ресурсам и землеустройству г. Владивостока об отказе в проведении государственного кадастрового учета земельного участка и об обязании ответчика произвести государственный кадастровый учет данного участка и выдать технический паспорт на него.
При рассмотрении дела судом было установлено, что отказ в проведении государственного кадастрового учета Комитет мотивировал несоответствием одного из пунктов постановления Администрации г. Владивостока о предоставлении спорного земельного участка действующему законодательству: данный правоустанавливающий документ издан в отношении конкретного земельного участка площадью 530 кв.м, составляющем часть земельного участка площадью 1060 кв.м.
Между тем, в результате межевания, проведенного в установленном порядке, в качестве объекта земельных отношений был сформирован земельный участок площадью 1060 кв.м, на котором находится объект недвижимости - административное здание, 1/2 часть помещений в котором принадлежит истцу на праве собственности. Поскольку земельный участок является неделимым, истцу он может быть предоставлен в долевое пользование, доля 1/2.
Графическое приложение к постановлению городской администрации о предоставлении земельного участка соответствует результатам межевания.
В соответствии с п. 3 ст. 36 Земельного кодекса РФ предусмотрено предоставление земельного участка, на котором находится здание, строение, сооружение, принадлежащее нескольким лицам, в целом, а не отдельными частями, сообразно их долям в этом здании, строении, сооружении. В этом случае определяется лишь доля в праве (устанавливается общая долевая собственность на земельный участок либо заключается договор аренды со множественностью лиц на стороне арендатора). Согласно п. 4 Положения о порядке установления границ землепользований в застройке городов и других поселений, утвержденного постановлением Правительства РФ от 02.02.96 г. № 105, в границы земельного участка включаются все объекты, входящие в состав недвижимого имущества, подъезды и проходы к ним.
Кроме этого, под земельным участком понимается часть поверхности земли, границы которой описаны и удостоверены в установленном порядке уполномоченным государственным органом (ст. 1 ФЗ "О государственном земельном кадастре", п. 2 ст. 6 Земельного кодекса РФ), поэтому Администрация г. Владивостока была не вправе принимать решение о предоставлении земельного участка, не сформированного в установленном порядке.
В связи с изложенным суд оставил заявленные ООО "ТИСК" требования без удовлетворения (дело № А51-1328/02-16-26).

11. Предоставление и использование земельных участков должно производиться с соблюдением действующих санитарных правил и норм.

Заместитель прокурора Приморского края обратился в арбитражный суд в порядке ст. 52 АПК РФ с заявлением о признании недействительным распоряжения Управления муниципальной собственности г. Владивостока о разрешении индивидуальному предпринимателю Зайченко А.Б. использовать земельный участок под размещение автостоянки со временным смещением границ этого участка, полагая, что в результате смещения земельного участка к жилому массиву не соблюдается размер санитарно-защитной зоны.
Факт нарушения оспариваемым распоряжением п. 4.4 Санитарных правил "Санитарно-защитные зоны и санитарная классификация предприятий, сооружений и иных объектов. СанПиН 2.2.1/2.1.1.1031-01", в силу которого размер санитарно-защитной зоны между фасадами жилых домов и автостоянками вместимостью до 50 машино-мест должен составлять не менее 15 м, нашел подтверждение в материалах дела.
Исходя из этого, суд удовлетворил требования прокурора, несмотря на фактическое устранение нарушения предпринимателем, указав, что суд оценивает соответствие распоряжения УМС г. Владивостока действующему законодательству на момент его издания, а не действия предпринимателя, осуществленные во исполнение данного распоряжения (дело № А51-314/03-1-16).

12. Отсутствие утвержденных Правительством РФ поправочных коэффициентов к выкупной цене земельных участков не может являться основанием для отказа в выкупе земельного участка.

ООО "Беркут" обратилось в арбитражный суд с заявлением об оспаривании отказа Администрации Хасанского района в продаже земельного участка, расположенного под принадлежащим истцу на праве собственности зданием магазина, и обязании ответчика совершить действия по продаже спорного земельного участка.
Ответчик заявленные требования не признал, полагая, что земельный участок не может быть продан вследствие невозможности расчета выкупной цены по методике, установленной ст. 2 ФЗ "О введении в действие Земельного кодекса Российской Федерации".
При разрешении спора суд исходил из того, что в соответствии с п. 4 ст. 28 Земельного кодекса РФ не допускается отказ в предоставлении в собственность граждан и юридических лиц земельных участков, находящихся в государственной или муниципальной собственности, за исключением изъятия земельного участка из оборота, установленного федеральным законом запрета на приватизацию земельного участка, а также резервирования участка для государственных или муниципальных нужд.
Из материалов дела суд установил, что спорный земельный участок по своим характеристикам и правовому статусу не подпадает под перечень земель, изъятых из оборота или ограниченных в обороте, запретов на его приватизацию не установлено, для государственных или муниципальных нужд спорный земельный участок не зарезервирован.
В соответствии со ст. 2 ФЗ "О введении в действие Земельного кодекса РФ" при продаже находящихся в государственной или муниципальной собственности земельных участков собственникам расположенных на них зданий, строений, сооружений стоимость таких участков определяется в порядке, установленном пунктами 2 и 3 этой статьи, т.е. применяется цена земли, установленная субъектом Российской Федерации, с поправочным коэффициентом, утверждаемым Правительством РФ.
В настоящее время постановлением Губернатора Приморского края от 20.03.02 № 168 установлена выкупная цена земли для земель поселений; применительно в землям поселений Хасанского района она составляет 5-кратную ставку земельного налога. Поправочные коэффициенты Правительством РФ не утверждены, однако данный факт не может являться препятствием к приобретению заинтересованным лицом в собственность земельного участка, поскольку не перечислен в исчерпывающем перечне оснований для отказа в предоставлении в собственность земельных участков, содержащемся в п. 4 ст. 28 Земельного кодекса РФ. Более того, право граждан и их объединений иметь в частной собственности землю провозглашено в качестве одного из конституционных прав (п. 1 ст. 36 Конституции РФ).
Учитывая изложенное, суд пришел к выводу о том, что до утверждения Правительством РФ поправочных коэффициентов следует рассчитывать выкупную цену земельных участков без учета этих коэффициентов по цене, установленной субъектом Российской Федерации.
Таким образом, требования заявителя были удовлетворены в полном объеме (дело № А51-12622/02-29-289).

13. Разрешая спор об обязании исполнительного органа государственной власти или органа местного самоуправления совершить действия по продаже земельного участка, суду надлежит установить, имеется ли решение соответствующего органа о предоставлении земельного участка, а также исследовать вопросы о сформированности земельного участка как объекта прав, отсутствии ограничений его оборотоспособности, наличии у ответчика полномочий по распоряжению данным земельным участком.

ООО "Филток-2" оспорил в арбитражном суде решение Администрации г. Владивостока о приостановлении рассмотрения заявления о выкупе земельного участка и просил обязать ответчика совершить действия по продаже ему земельного участка.
При рассмотрении дела суд установил, что ответчик не имел оснований для приостановления рассмотрения заявления истца о выкупе земельного участка, в связи с чем удовлетворил требования в указанной части.
В то же время в остальной части иск оставлен судом без удовлетворения ввиду следующего.
В соответствии со ст. 29 Земельного кодекса РФ предоставление земельных участков из земель, находящихся в государственной или муниципальной собственности, осуществляется на основании решения исполнительных органов государственной власти или органов местного самоуправления, обладающих правом предоставления соответствующих земельных участков в пределах их компетенции. Компетенция органов местного самоуправления в сфере распоряжения земельными участками определена ст. 11 Земельного кодекса РФ: эти органы осуществляют управление и распоряжение земельными участками, находящимися в муниципальной собственности.

Пункт 10 ст. 3 ФЗ "О введении вы действие Земельного кодекса РФ" предоставляет органам местного самоуправления осуществлять распоряжение землями, находящимися в государственной собственности, до разграничения государственной собственности на землю, если иное не предусмотрено законодательством. Порядок распоряжения данными землями в указанный период может быть определен Правительством РФ.
Правилами распоряжения земельными участками, находящимися в государственной собственности, до разграничения государственной собственности на землю, утвержденными постановлением Правительства РФ от 07.08.02 № 576, предусмотрено, что решение о приватизации земельных участков, на которых расположены объекты недвижимого имущества, приобретенные в собственность гражданами и юридическими лицами, принимается органами местного самоуправления, за исключением случаев приобретения объектов недвижимого имущества, находящихся в федеральной собственности или собственности субъекта Российской Федерации (п. 7).
Фактические обстоятельства дела таковы, что расположенные на спорном земельном участке объекты вошли в план приватизации Производственного объединения "Дальморепродукт" как состоящие на балансе СП КОПЦ "Экватор" ПО "ДМП", т.е. ранее находились в федеральной собственности. Тот факт, что эти объекты были приобретены истцом не в порядке приватизации, а в результате последующих сделок по их отчуждению, не имеет в данном случае юридического значения, поскольку законодательство не предусматривает изменение формы собственности земельного участка при изменении собственника находящегося на нем объекта недвижимости. Коль скоро на спорном земельном участке располагается приватизированное недвижимое имущество, находившееся до приватизации в собственности Российской Федерации, в силу ст. 3 ФЗ "О разграничении государственной собственности на землю" данный земельный участок должен быть внесен в перечень земельных участков, право собственности на которые возникает у Российской Федерации.
Отсюда суд сделал вывод об отсутствии у Администрации г. Владивостока полномочий по распоряжению спорным земельным участком (дело № А51-14599/02-4-408/7).

По другому делу суд разрешал спор о признании незаконным отказа Администрации Надеждинского района в передаче предпринимателю Мартыненко С.П. земельного участка в собственность и обязании ответчика заключить договор купли-продажи испрашиваемого участка.
Признав неосновательными мотивы оспариваемого отказа и удовлетворив требования в данной части, суд отказал предпринимателю в обязании ответчика заключить договор, приняв во внимание следующее.
В соответствии с п. 1 ст. 37 Земельного кодекса РФ объектом купли-продажи могут быть только земельные участки, прошедшие государственный кадастровый учет. Как определено в ст. 1 ФЗ "О государственном земельном кадастре", этот учет представляет собой описание и индивидуализацию в Едином государственном реестре земель земельных участков, в результате чего участок получает такие характеристики, которые позволяют однозначно выделить его из других земельных участков. Дата внесения соответствующей записи о земельном участке в Единый государственный реестр земель является моментом возникновения или моментом прекращения существования земельного участка в соответствующих границах (п. 3 ст. 14 указанного закона).
Согласно ст. 19 названного закона государственный кадастровый учет земельных участков проводится по месту их нахождения, для чего органы государственной власти, местного самоуправления, заинтересованные правообладатели земельных участков или уполномоченные ими лица подают в соответствующий территориальный орган Госземкадастра РФ заявки, правоустанавливающие документы и документы о межевании земельных участков.
Суд установил, что спорный земельный участок состоит из части участка, ранее предоставленного в постоянное (бессрочное) пользование истцу и другому предпринимателю, а также участка, предоставленного впоследствии в аренду для возведения пристроек и туалета, и прилегающей территории. Таким образом, предоставленный первоначально земельный участок претерпел изменения в площади и границах.
Согласно п. 4 Положения о порядке установления границ землепользований в застройке городов и других поселений, утвержденного постановлением Правительства РФ от 02.02.96 № 105, в границы земельного участка при его межевании включаются все объекты, входящие в состав недвижимого имущества, подъезды и проходы к ним, предусматривается обеспечение прав других лиц на пользование необходимыми для них объектами. Поэтому земельный участок, испрашиваемый истцом к выкупу, должен быть сформирован с соблюдением установленных правил межевания сложившейся застройки, в том числе должен быть определен порядок пользования земельным участком с собственником смежного магазина (другим предпринимателем).
Истец провел работы по межеванию земельного участка, однако в комитет по земельным ресурсам и землеустройству с заявлением о проведении кадастрового учета земельного участка он не обращался, заявление об изготовлении кадастровой карты в Администрацию Надеждинского района в порядке п. 7 ст. 36 Земельного кодекса РФ не подавал.
Суд пришел к выводу о том, что спорный земельный участок как объект предоставления и использования не сформирован в юридическом смысле, поэтому он не может быть объектом договора купли-продажи, а сам договор выкупа, исходя из положений ст. 554 ГК РФ, не может быть заключен ввиду отсутствия предмета договора (дело № А51-12016/02-16-250).

По одному из дел суд отказал предпринимателю в удовлетворении требования об обязании Администрации Надеждинского района заключить договор купли-продажи земельного участка ввиду того, что земельный участок в испрашиваемом виде не предоставлялся истцу в установленном порядке.
При этом суд исходил из того, что в силу ст. 29 Земельного кодекса РФ предоставление гражданам и юридическим лицам земельных участков из земель, находящихся в государственной или муниципальной собственности, осуществляется на основании решения исполнительных органов государственной власти или органов местного самоуправления, обладающих правом предоставления соответствующих земельных участков. Решение о предоставлении земельного участка названо также в п. 8 ст. 36 Земельного кодекса РФ как обязательное условие продажи испрашиваемого земельного участка в собственность.
Из материалов дела суд установил, что первоначально истцу распоряжением Администрации пос. Новый предоставлялся земельный участок площадью 1200 кв.м. На момент рассмотрения спора за истцом зарегистрировано право аренды земельного участка площадью 1696 кв.м, возникшее на основании договора аренды, заключенного с Администрацией пос. Новый.
Согласно п. 4 ст. 50 Закона РФ "О местном самоуправлении" в действующей на сегодняшний день редакции поселковая, сельская администрация управляет муниципальной собственностью поселка, сельсовета, решает вопросы создания, приобретения, использования, аренды объектов муниципальной собственности; вносит предложения в поселковый Совет об отчуждении объектов муниципальной собственности. Следовательно, поселковая администрация не вправе принимать решения об отчуждении земельных участков, принятые ею решения о предоставлении земельных участков в аренду не могут рассматриваться впоследствии как основание передачи земельных участков в собственность.
Муниципальным образованием является городское, сельское поселение, несколько поселений, объединенных общей территорией, в пределах которых осуществляется местное самоуправление (ст. 1 ФЗ "Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации"). Территорию муниципального образования составляют все земли в границах муниципального образования независимо от формы собственности и целевого назначения (п. 2 ст. 12 указанного закона). Согласно подп. 2 п. 1 ст. 6 этого закона владение, пользование и распоряжение муниципальной собственностью отнесено к вопросам местного значения, которые находятся в ведении местного самоуправления.
Таким образом, коль скоро спорный земельный участок находится в границах муниципального образования Надеждинский район Приморского края, не отнесен в силу своих свойств или характеристик находящегося на нем объекта недвижимости к собственности Российской Федерации или Приморского края, то решение о предоставлении его в собственность должно быть принято Администрацией Надеждинский район.
Поскольку такового не имеется, суд не усмотрел оснований для удовлетворения заявленных требований в части обязания ответчика заключить договор купли-продажи (дело № А51-412/03-29-70).

14. Исполнительный орган государственной власти, орган местного самоуправления должны доказать наличие обстоятельств, послуживших основанием для издания постановления о запрете осуществлять предпринимательскую деятельность на предоставленном лицу земельном участке.

Предприниматель Градуленко Л.Н., арендующий земельный участок на территории авторынка Зеленый Угол, оспорил постановление Администрации г. Владивостока, касающееся переноса авторынка в другое место и запрета реализации автомашин, автобусов, строительной и сельскохозяйственной техники, автозапчастей и сопутствующих товаров на площадках авторынка.
Ответчик, возражая против требований истца, указал, что земельный участок используется предпринимателем не по целевому назначению в соответствии с договором аренды (для размещения автовыставки). Кроме этого, постановление издано в целях разрешения неблагоприятной экологической обстановки в районе Зеленого Угла.
Разрешая спор, суд исходил из того, что в соответствии с ч. 5 ст. 200 АПК РФ бремя доказывания соответствия оспариваемого акта закону и наличия обстоятельств, послуживших основанием для его принятия, возлагается на орган, принявший акт.
Суд исследовал разрешительную и проектную документацию, касающуюся предоставления спорного земельного участка для размещения автовыставки, в том числе заключения органов санитарно-эпидемиологического надзора, а также представленные истцом доказательства использования земельного участка по целевому назначению, указанному в договоре аренды. Поскольку ответчик факт нарушения предпринимателем условий договора аренды, природоохранного и санитарного законодательства документально не подтвердил, суд признал недействительным оспариваемое постановление Администрации г. Владивостока в части, затрагивающей права и законные интересы истца (дело № А51-4835/02-1-170).

По другому делу ЗАО "Зевс" оспорил постановление Администрации г. Владивостока изъятии у него земельного участка и предоставлении его ООО "И Джи Эс".
Ответчик участия в судебном заседании не принял, никаких доказательств в дело не представил. Из преамбулы оспариваемого постановления следует, что оно принято в связи с тем, что постановление Администрации г. Владивостока о предоставлении земельного участка истцу противоречит Земельному и Градостроительному кодексам Российской Федерации, по обращению ООО "И Джи Эс".
Суд отразил в решении, что постановление о предоставлении истцу спорного участка, изданное до введения в действие Земельного кодекса РФ, не может ему противоречить, а должно соответствовать нормам действующего на момент его издания законодательства - Земельному кодексу РСФСР, Основам законодательства Союза ССР и республик о земле в части, не противоречащей ЗК РСФСР. Вопрос о том, противоречит ли законодательству данное постановление, был исследован судом, никакого противоречия постановления ни земельному законодательству, ни Градостроительному кодексу РФ, не было установлено. Фактические обстоятельства использования спорного земельного участка истцом не подпадают ни под одно из оснований прекращения права аренды.
Поскольку ответчик не доказал наличие обстоятельств, послуживших основанием для принятия решения об изъятии у истца земельного участка, суд удовлетворил требования ЗАО "Зевс" (дело № А51-6230/02-16-168).

15. Отказ от права бессрочного (постоянного) пользования земельным участком может быть заявлен руководителем предприятия без согласия временного управляющего.

ГУ "Строительное управление № 255" обратилось в арбитражный суд с иском о признании недействительным постановления Администрации ЗАТО г. Большой Камень об изъятии у него земельного участка и предоставления его другому лицу.
Ответчик, не согласившись с заявленными требованиями, указал, что основанием для изъятия земельного участка послужил отказ истца от права бессрочного (постоянного) пользования земельным участком.
При рассмотрении дела суд установил, что в отношении истца введена процедура наблюдения. Отказ от права бессрочного (постоянного) пользования земельным участком был заявлен истцом в лице его руководителя без согласия временного управляющего.
Отклоняя довод истца о превышении руководителем своих полномочий, ограниченных в соответствии с ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)", суд указал, что ст. 58 названного закона, к которой апеллирует истец, ограничивает лишь полномочия органов управления должника по совершению сделок, в том числе связанных с распоряжением имущества должника, запрещая их совершение без согласия временного управляющего.
В данном же случае речь идет о добровольном отказе от права бессрочного (постоянного) пользования земельным участком, относящемся к правам, которые не могут быть переданы правообладателями другим лицам, в том числе при удовлетворении требований кредиторов. Собственник земельного участка, передавая его в бессрочное (постоянное) пользование, не утрачивает право собственности на данный участок, он остается в государственной собственности (п. 2 ст. 214 ГК РФ). В силу п. 3 ст. 129 ГК РФ и ст. 13 ФЗ "О введение в действие части второй Гражданского кодекса РФ" нормы гражданского законодательства, касающиеся сделок по отчуждению земельных участков, применяются постольку, поскольку их оборот допускается земельным законодательством.
Ни Земельный кодекс РСФСР, ни Земельный кодекс РФ не позволяют землепользователю распоряжаться своим правом бессрочного (постоянного) пользования, бессрочный пользователь имел право лишь владеть и пользоваться земельным участком (ст. 52 ЗК РСФСР, ст. 269 ГК РФ). Коль скоро конкурсную массу должника составляет все имущества должника, имеющееся на момент открытия конкурсного производства (п. 2 ст. 103 ФЗ "О несостоятельности (банкротстве"), спорный земельный участок не мог быть включен в конкурсную массу СУ-255.
Учитывая изложенное, а также принимая во внимание, что участок в соответствии со ст. 552 ГК РФ предоставлен лицу, к которому перешло право собственности на находящееся на нем недвижимое имущество, суд принял решение об отказе в иске (дело № А51-6676/02-16-173).

Аналогичный вывод сделан судом при рассмотрении дела по иску ООО "Агро-Путятин", который приобрел имущество предприятия АОЗТ "Путятин", признанного несостоятельным (банкротом) и оспорил отказ Администрации ЗАТО г. Фокино в выдаче правоустанавливающих документов на землю.
Мотивируя решение об отказе в удовлетворении заявленных требований, суд указал, что право бессрочного (постоянного) пользования земельным участком, оформленное на АОЗТ "Путятин" государственным актом ПК 35-26 № 0525, относится к правам, которые не могут быть переданы продавцом другим лицам при продаже предприятия, т.к. в силу п. 4 ст. 139 ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)" в случае ликвидации вследствие банкротства сельскохозяйственных организаций их земельные участки могут отчуждаться или переходить к другому лицу в той мере, в какой их оборот допускается земельным законодательством.
Поскольку спорный земельный участок не мог быть включен ни в конкурсную массу, ни в состав продаваемого предприятия как имущественного комплекса, истец не имеет права на переоформление правоподтверждающих документов на свое имя, минуя процедуру предоставления земельного участка в установленном порядке (дело № А51-533/01-16-143).

16. Изъятие земельного участка и прекращение права пользования земельным участком, ранее предоставленным в целях недропользования, в связи с признанием лицензии на право пользования недрами недействительной, производится в судебном порядке.

Решением арбитражного суда лицензия на право пользования участком месторождения кирпичных глин, выданная ООО "Юго-Восточная Азия", была признана недействительной. На основании указанного решения суда Администрация г. Артема издала постановление об изъятии у Общества земельного участка, ранее предоставленного в постоянное (бессрочное) пользование для разработки месторождения, которое было оспорено ООО "Юго-Восточная Азия" в арбитражном суде по мотивам необоснованности постановления и нарушения порядка изъятия земельного участка, право на которое зарегистрировано учреждением юстиции.
Ответчик иск не признал, полагая, что поскольку недра являются неотъемлемой частью земли и в лицензии на право пользования недрами указываются границы земельного участка, то признание недействительной лицензии на право пользования недрами должно с неизбежностью повлечь и изъятие земельного участка.
Принимая решение по делу, суд руководствовался ст. 130 ГК РФ, которая называет земельные участки и участки недр в качестве самостоятельных объектов гражданских прав, относящихся к недвижимости, а также частью 5 ст. 1 Закона РФ "О недрах", предусматривающей, что отношения, связанные с использованием и охраной земель, вод, растительного и животного мира, атмосферного воздуха, возникающие при пользовании недрами, регулируются соответствующим законодательством РФ и субъектов РФ. Пунктом 2 ст. 3 Земельного кодекса РФ также установлено, что к земельным правоотношениям нормы законодательства о недрах применяются, если эти отношения не урегулированы земельным законодательством.
Суд указал, что правоотношения по поводу прекращения права пользования земельными участками в полной мере урегулированы законодательством о земле. Так, в соответствии с п. 2 ст. 45, ст. 54 Земельного кодекса РФ решение о прекращении прав на земельные участки независимо от оснований прекращения принимается судом с соблюдением специальной предварительной процедуры.
Учитывая, что Администрация г. Артема не имела полномочий по принудительному прекращению прав пользования земельным участком ООО "Юго-Восточная Азия" без обращения в суд с соответствующим заявлением, суд удовлетворил исковые требования (дело № А51-1944/03-16-22).

17. На земельный участок, предоставленный для ведения крестьянского (фермерского) хозяйства, не может быть обращено взыскание в порядке ФЗ "Об исполнительном производстве", поскольку это повлечет прекращение деятельности крестьянского (фермерского) хозяйства.

Глава крестьянского (фермерского) хозяйства "Голубая курица" обратился в арбитражный суд с заявлением об оспаривании действий судебного пристава-исполнителя по обращению взыскания по исполнительному листу на земельный участок, предоставленный для ведения крестьянского (фермерского) хозяйства.
Удовлетворяя заявленные требования, суд исходил из того, что в соответствии со ст. 16 ФЗ "О крестьянском (фермерском) хозяйстве" земельный участок, предоставленный для сельскохозяйственного производства, является основой хозяйства. Хозяйство, занимаясь любым видом деятельности, не запрещенным законодательством, должно сохранить в качестве ведущего вида деятельности производство, переработку и реализацию сельскохозяйственной продукции.
Оценив фактические обстоятельства дела, суд сделал вывод о том, что в рассматриваемом случае изъятие земельного участка, выделенного для соответствующей деятельности - ведение фермерского хозяйства - может повлечь ее прекращение. Однако Законом РСФСР "О крестьянском (фермерском) хозяйстве" предусмотрено прекращение деятельности хозяйства в случае его неплатежеспособности через процедуру банкротства, которая в отношении КФХ "Голубая курица" не возбуждалась.
На основании данного вывода суд признал незаконными действия судебного пристава-исполнителя об обращении взыскания на земельный участок (дело № А51-162/01-19-23/01ИП).

18. Судом рассмотрено 1 заявление о пересмотре дела, связанного с применением земельного законодательства, по вновь открывшимся обстоятельствам (дело № А51-6943/00-1-253).

16.07.01 г. арбитражным судом было вынесено решение по иску Военного прокурора ТОФ, выступившего в защиту интересов ФГУП "65 УНР МО РФ", об оспаривании постановления Администрации г. Владивостока от 01.06.99 № 1010 "О предоставлении Шулекину Александру Васильевичу земельного участка в районе ул. Светланской, 44-а, для реконструкции и дальнейшей эксплуатации административного здания с блоком обслуживания". Данное постановление признано судом недействительным, решение вступило в законную силу и оставлено в силе арбитражным судом кассационной инстанции.
Одним из доказательств по делу, положенных в основу решения суда, явилось заключение судебно-строительной экспертизы, согласно которому здание возведено на спорном земельном участке в период 1970-75 г.г. Заявление о пересмотре дела по вновь открывшимся обстоятельствам было мотивировано предпринимателем Шулекиным А.В. недостоверностью результатов экспертизы, явившейся следствием того, что пробы материала для экспертизы были взяты с конструкций другого строения.
Отказывая в удовлетворении заявления о пересмотре дела по вновь открывшимся обстоятельствам, суд указал, что изложенные в заявлении обстоятельства могут являться новыми, но не вновь открывшимися, так как возникли после рассмотрения дела и вынесения судебного решения, то есть являются обстоятельствами, которые были положены в основу судебного акта, но впоследствии изменились. Возникновение как новых обстоятельств, так и изменение обстоятельств может послужить основанием для предъявления нового иска, но не для пересмотра судебного акта по вновь открывшимся обстоятельствам.

Отдел анализа и обобщения судебной практики

Настоящее обобщение судебно-арбитражной практики проведено в соответствии с планом работы Арбитражного суда Приморского края на первое полугодие 2003 года по результатам рассмотрения во втором полугодии 2002 года и первом квартале 2003 года дел о привлечении к административной ответственности.

За период с 01.07.2002 по 30.04.2003 в Арбитражный суд Приморского края поступило 130 заявлений о привлечении лиц к административной ответственности, из которых 15 заявлений направлено по подведомственности, 32 заявления возвращены в связи с невыполнением требования суда о предоставлении необходимых документов (для дооформления), 2 по требованию заявителя и 78 заявлений принято к производству.
К концу анализируемого периода арбитражным судом рассмотрено 70 заявлений с вынесением соответствующих судебных актов и находятся в стадии рассмотрения 8 заявлений.

Из рассмотренных дел
17 - возбуждено по заявлениям о привлечении к ответственности, предусмотренной ч.2 ст. 14.1 КоАП РФ;
19 - на основании заявления в соответствии с ч. 3 ст. 14.1 КоАП РФ;
15 - на основании заявления согласно ч.2 ст.14.16 КоАП РФ;
17 - на основании заявления по ст. 19.19 КоАП РФ.
По результатам рассмотрения, удовлетворено 62, отказано в удовлетворении по 5 требованиям административных органов.
Кроме того, по трем делам (№ 4-198а, № 16-326, № 1-240а) арбитражный суд прекратил производство по следующим основаниям:
- истек срок давности для привлечения к административной ответственности;
- по ст.29.9 КоАП РФ предприниматель освобожден от административной ответственности в связи с малозначительностью правонарушения;
- представленный протокол об административном правонарушении не соответствует требованиям ст. 28.2 КоАП РФ.
Из приведенных статистических данных можно сделать следующий вывод:
в 36 % случаях административными органами при подаче заявления не соблюдаются положения КоАП РФ и АПК РФ относящиеся к порядку возбуждения производства по делу о привлечении к административной ответственности, требованиям к содержанию заявления, а также правил подведомственности;
вместе с тем, большой процент удовлетворенных требований 88,6 % говорит об обоснованности и законности заявленных требований.

С 01.09.2002 судопроизводство по указанным делам арбитражным судом осуществлялось по общим правилам искового производства, предусмотренным новым АПК РФ, с особенностями, установленными в главе 25 (ст. 202, 207) и в федеральном законе об административных правонарушениях (КоАП РФ).

1. Анализ дел названной категории показал, что причиной оставления без движения и затем возвращения заявлений и материалов дела в 24,6% случаев явилось не соблюдение требований, предъявляемых к заявлению о привлечении к административной ответственности (ст. 204 АПК РФ), а также отсутствие в материалах дел заявления соответствующего административного органа о привлечении к административной ответственности, тогда как в соответствии со ст. 202 АПК РФ производство по делам о привлечении к административной ответственности возбуждается на основании заявлений органов и должностных лиц, уполномоченных в соответствии с федеральным законом составлять протоколы об административных правонарушениях и обратившихся с требованием о привлечении к административной ответственности.

2. Согласно п. 6 ст. 24.5 КоАП РФ одним из обстоятельств, исключающих производство по делу об административном правонарушении, является истечение сроков давности привлечения к административной ответственности.
Административное взыскание может быть наложено не позднее двух месяцев со дня совершения правонарушения, а при длящемся правонарушении - не позднее двух месяцев со дня его обнаружения.
В КоАП РФ использованы три различных способа исчисления давностных сроков привлечения к ответственности.
Во-первых, по общему правилу эти сроки отсчитываются со дня, в который было совершено правонарушение. В отношении большинства из них давность составляет 2 месяца.
Во-вторых, давностные сроки могут исчисляться со дня обнаружения административного правонарушения. Такой способ применяется к длящимся правонарушениям.
Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях не содержит определения длящегося правонарушения.
Вместе с тем необходимо руководствоваться нижеследующим.
Определение длящегося правонарушения содержится в пункте 1 Постановления 23-го Пленума Верховного Суда СССР от 04.03.92 "Об условиях применения давности и амнистии к длящимся и продолжаемым преступлениям" (в редакции Постановления Пленума Верховного Суда СССР от 14.03.63 N 1).
Длящимся административным правонарушением следует считать деяние, совершенное путем действия или бездействия, сопряженное с последующим длительным невыполнением обязанностей, возложенных на виновного законодательством Российской Федерации. Как правило, недлящиеся правонарушения, в отличие от длящихся, представляют собой оконченный состав в момент совершения правонарушения.
Также следует отметить, что к длящимся правонарушениям относятся противоправные деяния, совершаемые непрерывно в течение более или менее длительного времени, характеризующиеся непрерывным осуществлением единого состава определенного деяния, в частности осуществление предпринимательской деятельности без государственной регистрации или без специального разрешения (лицензии); нарушение порядка работы с денежной наличностью и порядка ведения кассовых операций и т.д.
Точка отсчета двухмесячного срока для вынесения постановления по делу об административных взысканиях для ряда налоговых административных правонарушений различна. Для некоторых из них срок начинает исчисляться со дня совершения правонарушения. Так, при нарушении сроков представления должностными лицами предприятий в налоговый орган налоговых деклараций, связанных с исчислением и уплатой налогов, срок для вынесения постановления по делу об административном правонарушении начинает исчисляться с момента фактического представления налоговой декларации (нарушения сроков представления). Вместе с тем отсчет сроков, предусмотренных в статье 4.5 КоАП РФ для длящихся административных налоговых правонарушений и вынесения соответствующего постановления по делу, начинает исчисляться с момента установления факта нарушения, то есть его обнаружения полномочным органом (должностным лицом).
К длящимся относятся правонарушения, осуществляемые в течение продолжительного времени. Противоправное действие (бездействие) при длящемся проступке продолжается вплоть до момента его выявления, поэтому к юридическому факту, подтверждающему наличие длящегося проступка, относится его обнаружение, со дня которого начинается исчисление сроков давности привлечения к административной ответственности.
День обнаружения длящегося проступка должен быть подтвержден доказательствами по делу, установленными протоколом и иными способами, определенными ч. 2 ст. 26.2 КоАП.
В-третьих, давностные сроки могут исчисляться со дня принятия решения об отказе в возбуждении уголовного дела или о его прекращении. В данном случае день принятия решения - это дата вынесения прокурором, следователем или дознавателем постановления об отказе в возбуждении уголовного дела, день вынесения следователем постановления о прекращении уголовного дела.
В арбитражном суде рассмотрено заявление Управления ФСНП России по ПК о привлечении предпринимателя Камборова Н.К. к административной ответственности по ч.2 ст.14.16 КоАП РФ.
Из материалов административного дела следовало, что протокол об административном правонарушении в отношении предпринимателя составлен 26.03.2002.
Установлено, что материалы административного дела первоначально были направлены в районный суд, который определением от 26.04.2002 вернул материалы административного дела Управлению ФСНП РФ по ПК считая, что административные правонарушения, предусмотренные ст. 147 КоАП РФ РСФСР рассматриваются органами гос. инспекции по торговле, качестве товаров и защите потребителей.
Определение суда не обжаловано и вступило в законную силу.
В соответствии со ст.38 КоАП РФ РСФСР административное взыскание может быть наложено не позднее 2-х месяцев со дня его совершения.
Суд указал, что срок, предусмотренный ст. 4.5 КоАП РФ, один год не может быть применен т.к. в силу ч.1 ст. 1.7 КоАП РФ Закон, устанавливающий или отягчающий административную ответственность либо иным образом ухудшающий положение лица, обратной силы не имеет.
Поскольку ко дню рассмотрения дела в арбитражном суде 2-х месячный срок истек, то, руководствуясь ст.ст. 24.5, 29.9 КоАП РФ, суд прекратил производство по делу (№ 4-198А).

Согласно п.6 ст. 24.5 КоАП РФ производство по делу об административном правонарушении не может быть начато, а начатое производство подлежит прекращению при истечении сроков давности привлечения к административной ответственности.
Но в данном случае положения указанной процессуальной нормы применению не подлежат.
Поскольку Постановлением Пленума ВАС РФ № 2 от 27.01.2003 закреплено преимущественное право применения норм АПК, прямо устанавливающих конкретные правила судопроизводства, то следует руководствоваться ст. 206 АПК РФ и по результатам рассмотрения заявлений принимать решение об отказе в удовлетворении требования административного органа о привлечении к административной ответственности.

3. КоАП РФ не содержит нормы, на основании которых индивидуальные предприниматели, совершившие правонарушения в связи с осуществлением предпринимательской деятельности должны нести ответственность (ст. 2.4 КоАП РФ лишь в примечании указывает на ответственность предпринимателей, осуществляющих свою деятельность). В качестве субъектов административной ответственности Кодекс называет граждан, должностных лиц и юридических лиц.
При рассмотрении дел данной категории, Арбитражный суд пришел к выводу, что в подобных случаях следует руководствоваться примечанием к ст. 2.4 КоАП РФ, согласно которому лица, осуществляющие предпринимательскую деятельность без образования юридического лица, несут административную ответственность как должностные лица, если законом не установлено иное. При этом следует учитывать, что если административное правонарушение не связано с предпринимательской деятельностью, индивидуальный предприниматель несет ответственность как гражданин.

4. При вынесении решения по делу о привлечении к административной ответственности и определении конкретного размера штрафа арбитражный суд принимает во внимание смягчающие административную ответственность обстоятельства, предусмотренные в ст. 4.2 КоАП РФ. При этом он исходит из того, что согласно ч. 1 и 2 ст.14.1 Кодекса размер штрафа не может быть установлен ниже предела, указанного в соответствующей статье Кодекса.
Так при рассмотрении нескольких дел арбитражный суд с учетом выясненных обстоятельств счел возможным применить минимальный размер штрафа, установленный соответствующими статьями КоАП РФ. В качестве таких смягчающих обстоятельств арбитражный суд посчитал раскаяние лица, совершившего правонарушения и предотвращение вредных последствий административного правонарушения, совершения правонарушения в первые, незначительный объем выставленной на продажу продукции.

5. Анализ судебных актов по обобщаемой категории дел показал, что нет единообразия в оформлении судебных актов. Некоторые судьи во вводной части решения указывают, что рассматривается дело по иску административного органа, тогда как положения ст. 202 АПК РФ устанавливают, что дело о привлечении к административной ответственности может быть возбуждено на основании заявления органов и должностных лиц.
По результатам рассмотрения заявления о привлечении к административной ответственности, арбитражный суд принимает решение о привлечении к административной ответственности или об отказе в удовлетворении требования административного органа о привлечении к административной ответственности.
В этой связи следует отметить ряд ошибок, допущенных судьями при изложении резолютивной части судебного акта. Так по делу №16-282 суд определил: "материалы дела об административном правонарушении: передать по подведомственности в районный суд:". По делу № 16-326 суд принял решение о прекращении производства, расценив совершенное правонарушение как малозначительное, что объясняется отсутствием единой точки зрения по вопросу о соотношении норм АПК РФ и процессуальных норм КоАП РФ, подлежащих применению при рассмотрении арбитражными судами дел о привлечении к административной ответственности.
По делам №29-368/22а, 1-312а, 1-271а, 24-323а, 24-266а, суд не привлек к административной ответственности, а подвергнул предпринимателя штрафу:
По делу № 1-48а суд апелляционной инстанции сформулировал резолютивную часть по общим правилам, предусмотренным для изложения резолютивной части решения, без указания реквизитов для добровольной уплаты ответчиком суммы наложенного штрафа.

6. В силу ст. 206 АПК РФ в резолютивной части решения о привлечении к административной ответственности должны содержаться:
- наименования лица, привлеченного к административной ответственности;
- его место нахождения или место жительства;
- сведения о его государственной регистрации в качестве юридического лица или индивидуального предпринимателя;
- нормы закона на основании которых данное лицо привлекается к административной ответственности;
- вид административного наказания и санкции возложенные на лицо, привлекаемое к административной ответственности.

Отсутствие в резолютивной части решения оного из перечисленных элементов позволяет сделать вывод о нарушении судом норм процессуального права при изложении судебного акта.

Так резолютивная часть 15 судебных актов, принятых арбитражным судом по результатам рассмотрения административного дела, не соответствует указанным требованиям.

Кроме того, судьям следует учитывать положения пп.4 п.1 ст. 320 АПК РФ, предписывающей указывать в исполнительном листе кроме перечисленных, также сведения о дате и месте рождения должника-гражданина. Эти данные, в случае если они не указаны при подаче заявления, суду надлежит выяснять в процессе производства по делу.

7. Существенная часть дел (15%) возбуждено по заявлениям о привлечении к административной ответственности, предусмотренной частью 2 статьи 14.16 КоАП РФ предусматривающую административную ответственность за поставку или розничную продажу алкогольной или спиртосодержащей продукции без надлежаще оформленных документов. При рассмотрении таких дел мнение судей разделилось.
Одни судьи со ссылкой на ч. 3 Перечня документов, подтверждающих легальность производства и оборота этилового спирта и алкогольной продукции на территории РФ, исходят из того, что предоставление документов, подтверждающих легальность производства и оборота алкогольной продукции, должно производится по первому требованию покупателя или контролирующего органа. Невыполнение данного условия является основанием для привлечения к административной ответственности по ч. 2 ст. 14.16 КоАП РФ. При этом судом не исследуется вопрос о фактическом наличии документов (№24-157А).
По мнению же других судей, частью 2 статьи 14.16 КоАП РФ установлена административная ответственность за продажу алкогольной продукции при фактическом отсутствии документов, подтверждающих легальность ее оборота, а не за их непредъявление.
Дело № 4-94А
УВД г.Уссурийска обратилось в арбитражный суд с иском о привлечении предпринимателя Мешалкиной Л.Л. к административной ответственности по части 2 статьи 14.16 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях.
Из материалов дела следовало, что ОБППРИАЗ МОБ УВД проведена проверка соблюдения законодательства в сфере производства и оборота этилового спирта и спиртосодержащей продукции в магазине, принадлежащем предпринимателю. Установлено, что предпринимателем не предъявлены справки к товарно-транспортной накладной и сертификаты соответствия на ряд наименований алкогольной продукции, имевшейся в продаже. По выявленному факту составлен протокол об административном правонарушении, ответственность за которое установлена частью 2 статьи 14.16 КоАП РФ.
Согласно указанной правовой норме поставка или розничная продажа алкогольной и спиртосодержащей продукции без надлежаще оформленных товаротранспортных документов, без сертификата соответствия по каждому наименованию продукции, без справки к грузовой таможенной декларации или без ее копии с оригиналами оттисков печатей предыдущего собственника (на импортную алкогольную продукцию) либо без справки к товаротранспортной накладной (на отечественную алкогольную продукцию), а равно поставка или розничная продажа алкогольной и спиртосодержащей продукции в таре и упаковке, не соответствующих установленным законом требованиям, - влечет наложение административного штрафа на должностных лиц в размере от сорока до пятидесяти минимальных размеров оплаты труда с конфискацией алкогольной и спиртосодержащей продукции; на юридических лиц - от четырехсот до пятисот минимальных размеров оплаты труда с конфискацией алкогольной и спиртосодержащей продукции.
Актом проверки зафиксировано, что все необходимые документы на алкогольную продукцию были представлены проверяющему органу не следующий день. В судебном заседании предприниматель также представил суду указанные документы, подтверждающие легальность продажи алкогольной продукции.
При таких обстоятельствах суд сделал вывод об отсутствии в действиях предпринимателя состава административного правонарушения, предусмотренного частью 2 статьи 14.16 названного Кодекса и отказал УВД в удовлетворении заявленных требований. Такая позиция представляется правильной.

8. Юридическое лицо не может быть привлечено к административной ответственности по ч. 2 ст. 14.1 КоАП РФ в случае, если оно предприняло действия, направленные на получение новой лицензии в срок до истечения действия лицензии и впоследствии получило такую лицензию.
Дело № 1-48А
Лицензионная палата администрации ПК обратилась в арбитражный суд с иском о привлечении ООО "Тридцать три" к административной ответственности по части 2 статьи 14.1 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях.
Из материалов дела следовало, что Лицензионной палатой проведена проверка общества на предмет наличия разрешения (лицензии) на осуществление розничной продажи алкогольной продукции. Установлено, что общество осуществляло свою деятельность без соответствующей лицензии. По выявленному факту составлен протокол об административном правонарушении, ответственность за которое установлена частью 2 статьи 14.1 КоАП РФ.
Согласно указанной правовой норме осуществление предпринимательской деятельности без специального разрешения (лицензии), если такое разрешение обязательно, - влечет наложение административного штрафа на юридических лиц - от четырехсот до пятисот минимальных размеров оплаты труда с конфискацией изготовленной продукции, орудий производства и сырья или без таковой.
Обязанность по реализации алкогольной продукции только при наличии лицензии установлена п.1 ст.16 ФЗ "О государственном регулировании производства и оборота этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции".
Вместе с тем, п.3 ст. 49 ГК РФ предусмотрено, что если лицо в срок до истечения действия лицензии, дающей право на осуществление установленной в ней деятельности, предприняло действия направленные на получение новой лицензии и в последствии получило такую лицензию, то специальная правоспособность лица в указанный период не прекращается, так как в будущем подтверждена новым разрешением.
Суд установил, что общество обратилось за получением новой лицензии в надлежащий период и фактически получило ее, следовательно обществом были предприняты меры по предотвращению правонарушения. Поэтому суд отказал Лицензионной палате Приморского края в удовлетворении заявления.
Отменяя решение суда первой инстанции, суд апелляционной инстанции указал, что, как следует из материалов дела, за получением новой лицензии первоначально обратился ответчик, а затем согласно его заявлению новая лицензия была оформлена не на него, а на индивидуального предпринимателя Аверкину А.М. (постановление от 19.05.03). По этой причине суд констатировал отсутствие у ответчика лицензии на момент проверки и факт неполучения новой лицензии, в связи с чем привлек общество к административной ответственности.
В постановлении апелляционной инстанции от 31.03.2003 по делу № 4-23А прослеживается правовая позиция, согласно которой в случае обращения в лицензирующий орган за выдачей новой лицензии в установленный срок до истечения действия лицензии в действиях лица отсутствует состав правонарушения, предусмотренный ч. 2 ст. 14.16 КоАП РФ.

9. Привлечение к административной ответственности по ст. 14.1 КоАП РФ может иметь место лишь по тем делам, где речь идет о лицензии на осуществление предпринимательской деятельности, выдаваемой в соответствии с ФЗ "О лицензировании отдельных видов деятельности". В частности, сюда не подпадают лицензии, выдаваемые на право розничной продажи алкогольной продукции, на право природопользования и др. В таких случаях правонарушение должно квалифицироваться соответственно по ч.3 ст. 14.16, ч.4 ст. 14.17 и ст. 7.3, 7.4, 7.5, 7.6, 7.9, 7.11 КоАП РФ и т.п.
Дело № 4-338А
МОБ ОВД ЗАТО г. Фокино обратилось в арбитражный суд с заявлением о привлечении ООО "Осень" к административной ответственности по ч.2 ст. 14.1 КоАП РФ за осуществление деятельности по реализации алкогольной продукции без специального разрешения (лицензии), когда такое разрешение обязательно (обязательна).
В процессе производства по делу суд установил, что осуществление обществом розничной торговли алкогольной продукции без лицензии было квалифицированно должностным лицом, составившим протокол об административном правонарушении, как совершение административного правонарушения, предусмотренного ч.2 ст. 14.1. КоАП РФ. Между тем, осуществление розничной торговли алкогольной продукции без лицензии на право торговли влечет применение административной ответственности по ч. 3 ст. 14.16 КоАП РФ.
При рассмотрении дела № 1-132А суд пришел к аналогичному выводу.
Арбитражный суд посчитал, что эти дела подлежат рассмотрению по существу с вынесением решения об отказе в привлечении к административной ответственности. В заявлениях содержаться требования о привлечении к административной ответственности, предусмотренной ч. 2 ст. 14.1 КоАП РФ и арбитражный суд неправомочен по собственной инициативе изменять требования заявителей.
Материалы по административному правонарушению, приложенные к заявлениям, свидетельствовали об осуществлении предпринимателями розничной продажи алкогольной продукции без лицензии, наличие которой в силу Правил продажи алкогольной продукции является обязательным условием осуществления продажи.
Поскольку в действиях привлекаемых к административной ответственности лиц имела место розничная продажа алкогольной продукции без лицензии, что является нарушением Правил продажи алкогольной продукции, административная ответственность за которое установлена в ч.3 ст.14.16 КоАП РФ, оснований для привлечения к административной ответственности по ч.2 ст.14.1 Кодекса не имелось.
Аналогичной позиции арбитражный суд придерживается и по делам о привлечении к административной ответственности по ч. 3 ст. 14.1 КоАП РФ, указанной заявителем, в том случае, если арбитражным судом устанавливался факт осуществления розничной продажи алкогольной продукции без соответствующих документов, что влечет применение административной ответственности по ч. 2 ст. 14.16 КоАП РФ (№ 1-161А).

10. В практике возник вопрос: Как суду следует поступать в случаях, если совершенное административное правонарушение будет признано малозначительным, какой судебный акт необходимо принимать?

Законодательством об административных правонарушениях органам (должностным лицам), рассматривающим дело, при определенных условиях предоставлена возможность применить в отношении нарушителя устное замечание - метод воспитательного воздействия, который не связан с административным взысканием.
В Кодексе Российской Федерации об административных правонарушениях отсутствует перечень малозначительных правонарушений.
Из теории установлено, что малозначительные административные правонарушения - это такие нарушения, которые не представляют большой общественной опасности и не наносят сколько-нибудь значительного ущерба государственным органам и охраняемым законом общественным отношениям.
Судья, орган, должностное лицо, уполномоченные решить дело об административном правонарушении и применении статьи 2.9 КоАП РФ ("Возможность освобождения от административной ответственности при малозначительности административного правонарушения"), обязаны рассмотреть все стороны нарушения, оценить его последствия, убедиться, что совершением проступка не нанесен существенный ущерб государственным интересам, исследовать обстановку, в которой совершено нарушение, личность нарушителя, обстоятельства, смягчающие и отягчающие ответственность, и т.д. Исследуя в совокупности все установленные данные, судья, орган, должностное лицо, принимая решение по административному делу, решают вопрос об освобождении лица, допустившего правонарушение, от административной ответственности и возможности ограничиться устным замечанием.
В соответствии со статьей 29.9 КоАП РФ ("Виды постановлений и определений по делу об административном правонарушении") орган (должностное лицо) обязан в вышеуказанном случае вынести мотивированное постановление о прекращении производства по делу.

Арбитражным судом рассмотрено административное дело по заявлению МИМНС РФ №3 по ПК о привлечении предпринимателя Соцкого В.А. к административной ответственности по ч.2 ст. 14.16 КоАП РФ. Суд оценил обстоятельства совершения правонарушения как свидетельствующие о его малозначительности. Решением от 23.12.2002, применив ст. 29.9 КоАП РФ, суд прекратил производство по делу № 16-326.

Положениями Постановления Пленума ВАС РФ № 2 от 27.01.2003 закреплено преимущественное право применения норм АПК РФ, прямо устанавливающих конкретные правила судопроизводства, поэтому в данном случае следует руководствоваться ч.2 ст. 206 АПК РФ.

Таким образом, резолютивная часть решения по делу о привлечении к административной ответственности в случае, ели суд придет к выводу о наличии в действиях ответчика состава вменяемого правонарушения, но сочтет его малозначительным, должна выглядеть следующим образом:
Объявить: ... (наименования лица, привлеченного к административной ответственности; его место нахождения или место жительства; сведения о его государственной регистрации в качестве юридического лица или индивидуального предпринимателя; также сведения о дате и месте рождения должника-гражданина) устное замечание в связи с:
Отказать: ... (наименование административного органа) в привлечении ... к административной ответственности.
Основания для прекращения производства по арбитражному делу, предусмотренные ст. 150 АПК РФ, в таких случаях отсутствуют, как не имеется и оснований для прекращения соответствующего дела об административном правонарушении, поскольку арбитражное процессуальное законодательство не предоставляет судьям арбитражных судов полномочий определять дальнейшую судьбу административного дела и выходить за рамки заявленного требования о привлечении лица к административной ответственности.
Положения о малозначительности административного правонарушения нашли свое отражение в судебной практике Федеральных арбитражных судов РФ:
Так в кассационной инстанции Федерального арбитражного суда Волго-Вятского округа было рассмотрено следующее дело:

Индивидуальный предприниматель обратился в арбитражный суд с иском о признании недействительным постановления органа налоговой полиции о привлечении его к административной ответственности.
Как следует из материалов дела, налоговой полицией проводилась проверка принадлежащей истцу торговой точки, в ходе которой выявлена продажа модулятора при отсутствии информации о месте нахождения изготовителя товара. Усмотрев в действиях предпринимателя состав административного правонарушения, предусмотренного статьей 14.5 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, руководитель органа налоговой полиции вынес постановление о привлечении предпринимателя к административной ответственности в виде штрафа.
Согласно статье 14.5 КоАП продажа товаров гражданами, зарегистрированными в качестве индивидуальных предпринимателей, при отсутствии установленной информации об изготовителе влечет наложение административного штрафа на должностных лиц от тридцати до сорока минимальных размеров оплаты труда.
Пунктом 3 части 1 статьи 30.7 КоАП по результатам рассмотрения жалобы на постановление об административном правонарушении предусмотрено вынесение решения об отмене постановления и о прекращении производства по делу при наличии обстоятельств, в том числе предусмотренных статьей 2.9 Кодекса.
В соответствии со статьей 2.9 названного Кодекса при малозначительности совершенного административного правонарушения судья, орган, должностное лицо, уполномоченные рассматривать дело об административном правонарушении, могут освободить лицо, совершившее административное правонарушение, от административной ответственности и ограничиться устным замечанием.
Суд, исследовав материалы дела, установил, что предприниматель предложил к продаже один модулятор по цене 50 рублей; налоговая полиция не представила доказательств нелегального происхождения товара, несоответствия его требованиям стандартов; на этикетке модулятора имелась информация о стране-изготовителе товара и о наименовании производителя, которая предоставляет потенциальному потребителю возможность определиться с правильным выбором покупки.
Суд, оценив обстоятельства совершения правонарушения, как свидетельствующие о его малозначительности, удовлетворил исковые требования и отменил постановление органа налоговой полиции.

Постановление федерального арбитражного суда Уральского округа от 12 марта 2003 года.
Дело N Ф09-517/03АК
Отменяя постановление налогового органа, суд, указав, что имеющиеся у истца документы на реализуемую алкогольную продукцию, несмотря на недостатки оформления, подтверждают легальность ее оборота, пришел к выводу о малозначительности совершенного правонарушения.
(Извлечение)
Федеральный арбитражный суд Уральского округа по проверке в кассационной инстанции законности решений и постановлений арбитражных судов субъектов Российской Федерации, принятых ими в первой и апелляционной инстанциях, в составе: председательствующего ..., судей: ..., рассмотрел в судебном заседании кассационную жалобу УМНС РФ по Удмуртской Республике на решение от 03.12.2002 Арбитражного суда Удмуртской Республики по делу N А71-640/02.
Представители сторон, извещенных о времени и месте рассмотрения кассационной жалобы надлежащим образом, в судебное заседание не явились.
Ходатайств не поступило.

ООО "Совинтекс" обратилось в Арбитражный суд Удмуртской Республики к УМНС РФ по Удмуртской Республике с заявлением о признании незаконным постановления от 14.10.2002 N 15А о привлечении к административной ответственности в виде взыскания штрафа в сумме 30000 руб. по ч.3 ст.14.16 КоАП РФ.
Решением Арбитражного суда Удмуртской Республики от 03.12.2002 оспариваемое постановление налогового органа отменено ввиду малозначительности совершенного административного правонарушения (судья ...).
В апелляционной инстанции дело не рассматривалось.

Управление МНС РФ по Удмуртской Республике с судебным актом не согласно, просит его отменить, ссылаясь на неправильное применение судом ст.2.9 КоАП РФ.
Проверив в порядке ст.ст.274, 284, 286 АПК РФ законность судебного акта, суд кассационной инстанции оснований для его отмены не находит.
Как видно из материалов дела, 30.09.2002 в результате проверки торговой точки ООО "Совинтекс" налоговым органом было установлено, что реализация алкогольной продукции осуществлялась без оформленных надлежащим образом справок к товарно-транспортным накладным (отсутствие в разделе "Б" справки к ТТН на алкогольную продукцию печати ООО "Совинтекс" - последнего собственника). Указанное нарушение Правил продажи алкогольной продукции, утвержденных постановлением Правительства РФ от 19 августа 1996 года N 987, явилось основанием для вынесения налоговым органом постановления от 14.10.2002 N 15А о привлечении ООО "Совинтекс" к административной ответственности в виде взыскания штрафа в сумме 30000 руб. по ч.3 ст.14.16 КоАП РФ.
Отменяя данное постановление налогового органа, арбитражный суд, указав, что имеющиеся у ООО "Совинтекс" документы на реализуемую алкогольную продукцию, несмотря на недостатки оформления, подтверждают легальность ее оборота, пришел к выводу о малозначительности совершенного правонарушения.
Согласно ст.2.9 Кодекса РФ об административных правонарушениях при малозначительности совершенного административного правонарушения лицо, его совершившее, может быть освобождено от административной ответственности.
Вывод о малозначительности вменяемого ООО "Совинтекс" правонарушения был сделан судом с учетом всех обстоятельств совершения правонарушения и его последствий. Оснований для его переоценки у суда кассационной инстанции в силу ст.286 АПК РФ не имеется.
С учетом изложенного, руководствуясь ст.ст.286, 287, 289 АПК РФ, суд постановил:
Решение от 03.12.2002 Арбитражного суда Удмуртской республики по делу N А71-640/02 оставить без изменения, кассационную жалобу - без удовлетворения.
Председательствующий...
Судьи

Постановление федерального арбитражного суда УРАЛЬСКОГО ОКРУГА от 5 марта 2003 года.
Дело N Ф09-414/2003АК
Отменяя оспариваемое постановление и ограничиваясь устным замечанием, суд исходил из малозначительности совершенного правонарушения, а вина истца определена, как не обеспечение надлежащих условий для работы продавца.

Федеральный арбитражный суд Уральского округа по проверке в кассационной инстанции законности решений и постановлений арбитражных судов субъектов Российской Федерации, принятых ими в первой и апелляционной инстанциях, в составе: председательствующего ..., судей: ..., рассмотрел в судебном заседании кассационную жалобу Инспекции Министерства РФ по налогам и сборам по Орджоникидзевскому району г.Екатеринбурга на решение от 24.12.2002 Арбитражного суда Свердловской области по делу N А60-30471/2002.
В судебном заседании приняли участие представители: ООО "Торговый дом "Селена" - Романенко Т.А., юрист, по доверенности от 01.04.2002; налоговой инспекции - Меркушев Д.В. по доверенности от 05.01.2003.
Права и обязанности разъяснены.
Отводов составу суда не заявлено.
Ходатайств не поступило.

ООО "Торговый дом "Селена" обратилось в Арбитражный суд Свердловской области с заявлением об оспаривании постановления от 04.12.2002 N 12 Инспекции Министерства РФ по налогам и сборам по Орджоникидзевскому району г.Екатеринбурга о привлечении к административной ответственности.

Решением от 24.12.2002 постановление Инспекции МНС РФ по Орджоникидзевскому району г.Екатеринбурга от 04.12.2002 N 12 отменено, ООО "Торговый дом "Селена" вынесено устное замечание (судья ...).

В суде апелляционной инстанции дело не пересматривалось.

Налоговая инспекция с решением не согласна, просит его отменить в удовлетворении заявленных требований отказать.
Оспаривая судебный акт, заявитель в жалобе ссылается на неправомерность выводов суда о возможности изменения вида взыскания в связи с малозначительностью содеянного обществом и неправильным применением в связи с этим ст.14.16 КоАП РФ.
Проверив законность судебного акта в порядке ст.ст.274, 284, 286 АПК РФ суд кассационной инстанции пришел к следующим выводам. Как следует из материалов дела, 04.12.2002 Инспекция МНС РФ по Орджоникидзевскому району г.Екатеринбурга приняла постановление N 12 о привлечении ООО "Торговый дом "Селена" к административной ответственности в виде штрафа в размере 30000 руб. Действия общества квалифицированы по ч.3 ст.14.16 КоАП РФ, как нарушение п.16 Правил продажи алкогольной продукции, утвержденных постановлением Правительства РФ от 19.08.96 N 987. Из актов проверки и проверочной закупки от 28.11.2002, а также протокола от 29.11.2002 следует, что продавец - кассир Денисова Л.В., применив контрольно-кассовую машину при продаже товара - бутылки водки "Беленькая" по цене 77 руб. 50 коп., не выдала кассовый чек. В объяснении Денисова Л.В. пояснила, что отвлеклась, так как была вынуждена искать разменную монету для сдачи покупателю. Отменяя оспариваемое постановление и ограничиваясь устным замечанием, арбитражный суд исходил из малозначительности совершенного обществом правонарушения (ст.2.9 КоАП РФ). Вина общества определена, как не обеспечение надлежащих условий для работы продавца.
Между тем, выводы суда нельзя признать обоснованными.

Согласно ч.2 ст.211 АПК РФ по делам об оспаривании решения административного органа, суд принимает решение о признании незаконным и об отмене оспариваемого решения полностью или в части либо об изменении решения.
Таким образом, в рассматриваемом случае, процессуальное законодательство не предусматривает полномочий суда по применению иного вида административного наказания, в частности - предупреждения (п/п 1 п.1 ст.3.2 КоАП РФ).
Кроме этого в материалах дела отсутствуют доказательства, указывающие на наличие во вменяемом обществу деянии и наступившими последствиями причинно-следственной связи.
Пунктом 16 Правил продажи алкогольной продукции, утвержденных постановлением Правительства РФ от 19.08.96 N 987 обязанность по выдаче кассового чека возложена непосредственно на продавца, а согласно п.3.2 должностной инструкции продавца продовольственных товаров (л.д.16) наличие разменной монеты на рабочем месте также вменено в обязанность последнего.
В связи с изложенным, суд кассационной инстанции считает, что оснований для привлечения ООО "Торговый дом "Селена" к административной ответственности не имеется.

Руководствуясь ст.ст.286, 287, 288, 289 АПК РФ, суд постановил:
Решение от 24.12.2002 Арбитражного суда Свердловской области по делу N А60-30471/2002 изменить.
Постановление N 12 от 04.12.2002 Инспекции МНС РФ по Орджоникидзевскому району г.Екатеринбурга о привлечении ООО "Торговый дом "Селена" к административной ответственности отменить.

Постановление федерального арбитражного суда СЕВЕРО-ЗАПАДНОГО ОКРУГА от 5 февраля 2003 года.
Дело N А66-6868-02
Решением арбитражного суда в удовлетворении заявления отказано на том основании, что содеянное предпринимателем содержит состав административного правонарушения, ответственность за совершение которого предусмотрена частью 3 статьи 14.16 КоАП.

Федеральный арбитражный суд Северо-Западного округа в составе: председательствующего Почечуева И.П., судей: Бухарцева С.Н. и Хохлова Д.В., при участии от Управления Федеральной службы налоговой полиции Российской Федерации по Тверской области - Виноградовой С.А. (доверенность от 29.01.2003 N 6), рассмотрев 03.02.2003 в открытом судебном заседании кассационную жалобу Управления Федеральной службы налоговой полиции Российской Федерации по Тверской области на постановление апелляционной инстанции Арбитражного суда Тверской области от 05.12.2002 по делу N А66-6868-02 (судьи: Кожемятова Л.Н., Владимирова Г.А., Ильина В.Е.), установил:
Управление Федеральной службы налоговой полиции Российской Федерации по Тверской области (далее - Управление) обратилось в Арбитражный суд Тверской области с заявлением о привлечении предпринимателя Грузденовой Валентины Ивановны к административной ответственности по части 2 статьи 14.16 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях (далее - КоАП).
Решением арбитражного суда от 28.10.2002 (судья Пугачева А.А.) в удовлетворении заявления отказано на том основании, что содеянное предпринимателем содержит состав административного правонарушения, ответственность за совершение которого предусмотрена частью 3 статьи 14.16 КоАП.
Признав ошибочным вывод суда первой инстанции о неправильной квалификации Управлением свершенного Грузденовой В.И. административного правонарушения, апелляционная инстанция постановлением от 05.12.2002 решение суда оставила без изменения, указав на малозначительность совершенного предпринимателем административного правонарушения и ограничившись устным замечанием в соответствии со статьей 2.9 КоАП.

В кассационной жалобе Управление просит отменить постановление от 05.12.2002 и удовлетворить заявление о привлечении Грузденовой В.И к административной ответственности, ссылаясь на необоснованность вывода суда о малозначительности совершенного предпринимателем административного правонарушения, подлежащего квалификации по части 2 статьи 14.16 КоАП.
В судебном заседании представитель Управления поддержал доводы, приведенные в кассационной жалобе.
Жалоба рассмотрена без участия представителя предпринимателя Грузденовой В.И., надлежащим образом извещенной о времени и месте заседания суда.
Проверив законность постановления от 05.12.2002 в кассационном порядке, суд не находит основания для удовлетворения жалобы.
Как следует из материалов дела, в ходе проведенной 11.09.2002 проверки принадлежащего Грузденовой В.И. киоска, Управлением установлено отсутствие в нем на момент проведения проверки сертификатов соответствия и справок (разделы "А" и "Б") к товарно-транспортным накладным на находившуюся в продаже отечественную алкогольную продукцию.
К моменту составления сотрудником Управления протокола об административном правонарушении (16.09.2002) в отношении Грузденовой В.И. последней были представлены все необходимые документы на алкогольную продукцию, однако не был заполнен раздел "Б" справки к товарно-транспортной накладной, в которых бы Грузденова В.И. значилась как покупатель продукции.
Считая Грузденову В.И. совершившей административное правонарушение, предусмотренное частью 2 статьи 14.16 КоАП, Управление обратилось в суд с заявлением о привлечении ее к административной ответственности в соответствии с указанной нормой.
Согласно пункту 1 статьи 26 Федерального закона "О государственном регулировании производства и оборота этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции" от 22.11.95 N 171-ФЗ запрещается оборот этилового спирта и алкогольной продукции без оформления документов, подтверждающих легальность их производства и оборота.
Постановлением Правительства Российской Федерации от 15.08.97 N 1019 утвержден Перечень документов, подтверждающих легальность производства и оборота этилового спирта и алкогольной продукции на территории Российской Федерации (далее - Перечень).
В подпункте "в" пункта 2 Перечня в качестве такого документа указана справка к товарно-транспортной накладной по форме согласно приложению, заполняемая при каждой последующей оптовой реализации (передаче) товара последним собственником (продавцом) и покупателем (получателем) и заверяемая их печатями.
Согласно приложению к Перечню справка к товарно-транспортной накладной состоит из разделов "А" и "Б".
В соответствии с пунктом 3 Перечня при реализации товара в розницу собственник товара обязан предъявить по первому требованию покупателя или контролирующего органа копию справки к товарно-транспортной накладной, заверенную его печатью и печатью предыдущего собственника товара. В случае если товар реализуется собственником товара через принадлежащую ему розничную торговую сеть, каждая торговая точка по продаже товара должна иметь копию справки к товарно-транспортной накладной, заверенную печатью собственника товара.
Согласно пункту 9 Правил продажи алкогольной продукции, утвержденных постановлением Правительства Российской Федерации от 19.08.96 N 987, не допускается продажа алкогольной продукции без подтверждения легальности ее производства и оборота (при отсутствии справки к товарно-транспортной накладной или заверенной в установленном порядке ее копии).
Поставка или розничная продажа алкогольной и спиртосодержащей продукции без надлежаще оформленных товаротранспортных документов, без сертификата соответствия по каждому наименованию продукции, без справки к товаротранспортной накладной (на отечественную алкогольную продукцию), а равно поставка или розничная продажа алкогольной и спиртосодержащей продукции в таре и упаковке, не соответствующих установленным законом требованиям, охватывается диспозицией специальной нормы КоАП - частью 2 его статьи 14.16.
В рассматриваемом случае не был заполнен раздел "Б" справки к товарно-транспортной накладной на реализуемую отечественную алкогольную продукцию, в которой бы Грузденова В.И. значилась как покупатель продукции, что следует расценивать как отсутствие справки как таковой, поскольку согласно приложению к Перечню справка к товарно-транспортной накладной состоит из разделов "А" и "Б".
С учетом изложенного вывод апелляционной инстанции о правомерности квалификации Управлением совершенного Грузденовой В.И. административного правонарушения по части 2 статьи 14.16 КоАП следует признать правильным.
В соответствии со статьей 2.9 КоАП при малозначительности совершенного административного правонарушения судья, орган, должностное лицо, уполномоченные решить дело об административном правонарушении, могут освободить лицо, совершившее административное правонарушение, от административной ответственности и ограничиться устным замечанием.
Оценив все обстоятельства совершенного Грузденовой В.И. административного правонарушения в их совокупности, апелляционная инстанция правомерно воспользовалась правом, предоставленным суду статьей 2.9 КоАП, и в связи с этим оставила решение суда первой инстанции об отказе в привлечении Грузденовой В.И. к административной ответственности без изменения.

Таким образом, постановление апелляционной инстанции от 05.12.2002 является законным и отмене не подлежит.

На основании изложенного и руководствуясь статьей 286 и пунктом 1 части 1 статьи 287 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Федеральный арбитражный суд Северо-Западного округа постановил:
Постановление апелляционной инстанции Арбитражного суда Тверской области от 05.12.2002 по делу N А66-6868-02 оставить без изменения, а кассационную жалобу Управления Федеральной службы налоговой полиции Российской Федерации по Тверской области - без удовлетворения.

11. Несоблюдение предоставленных статьей 28.2 КоАП РФ гарантий физическим и юридическим лицам, в отношении которых возбуждено дело об административном правонарушении, при составлении протокола об административном правонарушении может являться основанием к отказу в удовлетворении требования административного органа о привлечении к административной ответственности.
Дело № 1-150
УВД г. Уссурийска обратилось в арбитражный суд с заявлением о при влечении предпринимателя Никитенко Е.А. к административной ответственности по ч.2 ст 14.1 и ч.2 ст. 14.16 КоАП РФ.
Из материалов дела следовало, УВД г. Уссурийска на основании постановления была проведена проверка деятельности предпринимателя на предмет соблюдения законодательства в сфере производства и оборота этилового спирта и спиртосодержащей продукции. Установлено, что на находящуюся в розничной продаже слабоалкогольную продукцию отсутствовали сертификат соответствия и лицензия. По выявленному факту составлены протоколы № 171110 и 171109. При этом установлено, что в протоколе № 171110 отсутствует подпись сотрудника, составившего протокол.
Решением от 17.03.2003 суд привлек предпринимателя к административной ответственности по ч.2 ст. 14.1 КоАП РФ по протоколу №171109 на том основании, что событие административного правонарушения подтверждено собранными по делу доказательствами.
В отношении протокола № 171110 в мотивировочной части решения суд указал, что данный документ не может быть принят в качестве доказательства совершения правонарушения, поэтому требования заявителя о привлечении к административной ответственности по этому протоколу удовлетворению не подлежат.
Однако резолютивная часть решения не содержит выводов суда об отказе в удовлетворении требования административного органа в части привлечения к административной ответственности по указанному протоколу, что не соответствует ч. 2 ст. 206 АПК РФ.
По делу № 1-240А суд не принял в качестве надлежащего доказательства совершения административного правонарушения протокол, в котором не содержится ссылки на нормативный акт, нарушение которого выявлено в ходе проверки.
Положения статьи 28.2 КоАП РФ предоставляют ряд гарантий защиты прав лицам, в отношении которых возбуждено дело об административном правонарушении.
Так, в соответствии с требованиями части 3 указанной статьи при составлении протокола об административном правонарушении физическому лицу или законному представителю юридического лица, в отношении которых возбуждено дело об административном правонарушении, а также иным участникам производства по делу разъясняются их права и обязанности, предусмотренные настоящим Кодексом, о чем делается запись в протоколе. Согласно части 4 этой же статьи физическому лицу или законному представителю юридического лица, в отношении которых возбуждено дело об административном правонарушении, должна быть предоставлена возможность ознакомления с протоколом об административном правонарушении. Указанные лица вправе представить объяснения и замечания по содержанию протокола, которые прилагаются к протоколу.
Протокол об административном правонарушении подписывается должностным лицом, его составившим, физическим лицом или законным представителем юридического лица, в отношении которых возбуждено дело об административном правонарушении. В случае отказа этих лиц от подписания протокола в нем делается соответствующая запись.
Невыполнение контролирующим органом требований закона, гарантирующих защиту прав лицу, привлекаемому к административной ответственности, влечет отказ в привлечении к административной ответственности по причине несоблюдения установленного порядка сбора доказательств и оформления процессуальных документов.

12. Перевозка пассажиров водителем автобуса в нарушение условий лицензии на перевозку без предварительного осмотра врача, предрейсового технического осмотра автомобиля и без путевого листа влечет привлечение предпринимателя к ответственности по статье 14.1 КоАП.
Дело № 29-213А
Приморское краевое отделение Российской транспортной инспекции обратилось в арбитражный суд с заявлением о привлечении к административной ответственности по части 3 статьи 14.1 КоАП ООО "Вест-авто" на том основании, что в принадлежащем обществу автобусе водитель осуществлял перевозку пассажиров с нарушением условий, предусмотренных лицензией (без предварительного осмотра врача, предрейсового технического осмотра автомобиля и без путевого листа). О совершении правонарушения представителем транспортной инспекции составлен протокол.
Решением арбитражного суда от 30.10.2002 общество привлечено к административной ответственности.
Постановлением кассационной инстанции от 29.01.2003. решение суда первой инстанции оставлено в силе.
Как следовало из материалов дела, предприниматель имел лицензию на перевозку пассажиров. Из содержания лицензии следовало, что одним из условий осуществления деятельности по перевозке пассажиров является соблюдение требований по обеспечению безопасности дорожного движения и пассажиров при их перевозке автомобильным транспортом. Требования к деятельности организаций, осуществляющих перевозки пассажиров, по безопасности дорожного движения установлены Положением об обеспечении безопасности дорожного движения в предприятиях, учреждениях, организациях, осуществляющих перевозки пассажиров и грузов, утвержденным Приказом Министра транспорта Российской Федерации от 09.03.1995 N 27. Согласно пунктам 2.1, 3.3, 4.3 названного Положения, обеспечение безопасности дорожного движения заключается, в частности, в обеспечении предрейсовых медицинских осмотров водителей транспортных средств и обеспечении контроля технического состояния транспортных средств перед выездом на линию.
Согласно пунктам 1 и 2 приказа Министерства транспорта Российской Федерации от 30.06.200 № 68 лица, эксплуатирующие автотранспортные средства на правах собственности, аренды, при осуществлении ими перевозочной деятельности на коммерческой основе, при перевозке автобусами обязаны применять с 01.10.2000 в числе прочих документов и путевые листы.
Частью 3 статьи 41.1 КоАП установлена административная ответственность должностных лиц (включая индивидуальных предпринимателей) и юридических лиц за осуществление предпринимательской деятельности с нарушением условий, предусмотренных специальным разрешением (лицензией).
Учитывая, что указанные требования не были выполнены ООО "Вест - авто", суд пришел к правильному выводу о том, что факт совершения ООО "Вест - авто" административного правонарушения, предусмотренного частью 3 статьи 14.1 КоАП РФ, имел место и правомерно привлек общество к административной ответственности.

Отдел анализа и обобщения судебной практики

Настоящее обобщение судебно-арбитражной практики за 2002 год проведено в соответствии с планом работы Арбитражного суда Приморского края на первое полугодие 2003 года по результатам рассмотрения жалоб и заявлений об оспаривании решений и действий (бездействия) судебных приставов-исполнителей.

В 2002 году Арбитражным судом Приморского края рассмотрено 250 жалоб, что на 8 % больше, чем в 2001 году. Почти половина жалоб были признаны обоснованными (в 2001 году обоснованными признано 35 % жалоб). Данная статистика свидетельствует о росте дел этой категории, а также о том, что судебные приставы, получив для исполнения исполнительные документы, не всегда следуют предписаниям закона. В Федеральный арбитражный суд Дальневосточного округа обжаловано 35 судебных актов арбитражного суда, из них отменено 9. Невысокий процент (26%) отмененных судебных актов свидетельствует об относительно сформировавшейся практике рассмотрения таких споров. Вместе с тем, изменившееся законодательство требует новых методов правоприменения. Изучение и обобщение судебной практики позволяет выработать единообразный и правильный подход в применении законодательства об исполнительном производстве.
Обобщение построено на основе анализа 190 судебных актов арбитражного суда, принятых по результатам рассмотрения 173 заявлений и жалоб на действия судебных приставов-исполнителей.

1. Наиболее распространенным в 2002 году является оспаривание взыскателями таких действий судебных приставов-исполнителей как несвоевременное осуществление исполнительных действий или бездействия пристава-исполнителя; непринятие всех необходимых мер по взысканию; неправомерное вынесение постановлений об окончании исполнительного производства; отложение исполнительных действий; необоснованный возврат исполнительного листа. Со стороны должника судом рассматривались такие жалобы как: нарушение очередности взыскания; не обращение взыскания на дебиторскую задолженность должника; неправомерные действия при аресте и описи имущества; на необоснованность взыскания исполнительного сбора; на занижение стоимости имущества переданного на торги.

Кроме того, жалобы в порядке ст. 90 ФЗ "Об исполнительном производстве" были предъявлены собственниками имущества (27-96ип, 27-156/01ип), по которым в ряде случаев производство было прекращено, поскольку указанные заинтересованные лица взыскателями или должниками не являются и с жалобой на основании ст. 90 Закона обращаться не могли. Они вправе в соответствии со ст. 92 Закона защитить свое нарушенное право путем предъявления иска об освобождении имущества от ареста или исключении его из описи.
Однако при отсутствии права на обращение с жалобой в ее удовлетворении следует отказывать, а не прекращать производство по делу, поскольку данная категория дел подведомственна арбитражному суду.
Такая позиция прослеживается в постановлении Президиума ВАС РФ от 10.07.2001 №9639/00 по делу арбитражного суда ПК № 26-31/98, которым отменены, без прекращения производства по делу судебные акты первой и кассационной инстанций, отказавшие в удовлетворении жалобы в связи с отсутствием у предпринимателя Шеретова А.Д. права обжаловать действия судебного пристава-исполнителя; дело было направлено на новое рассмотрение.

Кроме того, арбитражным судом рассматривались заявления о несвоевременной выдаче исполнительного листа и несоответствии исполнительных листов требованиям закона, о восстановлении срока выдачи исполнительного листа. В ряде случаев с заявлениями в арбитражный суд обращались непосредственно судебные приставы.

2. По одному делу заявитель просил признать незаконными действия судебного пристава-исполнителя, совершенные по исполнительному листу, не соответствующему требованиям ФЗ (№А51-163/02/15ип). В качестве дефектов исполнительного листа заявитель указал отсутствие сведений о дате рождения должника-гражданина. По - мнению заявителя, указанный дефект неправильно идентифицирует должника и может повлечь злоупотребления с другой стороны. Однако суд не удовлетворил жалобу, сославшись на статью 200 АПК РФ 1995г, положения которой не предусматривают наличия таких сведений в исполнительном листе.
С принятием нового АПК РФ изменились требования к содержанию исполнительного листа. Так, в исполнительном листе должны указываться достаточно подробные сведения как о взыскателе, так и о должнике. В частности, должны быть указаны дата и место рождения должника-гражданина, место его работы или дата и место его государственной регистрации в качестве индивидуального предпринимателя (пп.4 п.1 ст.320).
Между тем, при подаче иска Законом не установлена необходимость указывать эти данные об ответчике (пп.3 п.2 ст.125 АПК РФ). Очевидно, на практике суду надлежит выяснять указанные сведения в процессе производства по делу, чтобы учесть их при выдаче исполнительного листа.

3. Арбитражным судом рассматривались также заявления организаций об оспаривании действий судебных приставов-исполнителей по исполнению документов, выданных УФК МФ РФ по ПК, ИМНС РФ. В ряде случаев суд прекращал производство, со ссылкой на неподведомственность спора арбитражному суду (24-15/02ип).
При рассмотрении таких заявлений следует учитывать разъяснения Пленума ВАС РФ, изложенные в Постановлении № 11 от 9.12.2002 "О некоторых вопросах, связанных с введением в действие АПК РФ", о том, что часть 1 статьи 90 ФЗ "Об исполнительном производстве" должна применяться с учетом положений кодекса, согласно которым арбитражным судам подведомственны дела об оспаривании решений и действий (бездействия) судебного пристава-исполнителя по исполнению судебных актов арбитражных судов, а также исполнительных документов иных органов, если заявителем является организация или индивидуальный предприниматель, кроме тех случаев, когда оспариваются решения и действия (бездействие) судебного пристава-исполнителя, связанные с исполнением исполнительного документа, выданного судом общей юрисдикции.

4. В Арбитражном суде складывается различная практика рассмотрения жалоб, заявлений об оспаривании постановлений судебного пристава-исполнителя, об отмене постановлений, о признании недействительными постановлений пристава (152/02 16-264/01ип, 164/02 16-264ип, 27-81/01ип, 27-122/99ип). Одни судьи прекращают производство по таким жалобам, заявлениям, ссылаясь на то, что обжалуется технический документ, а не действия. Между тем, возможность обжалования постановлений судебного пристава-исполнителя предусмотрена ст.ст. 9, 19, 29, 28, 88 ФЗ "Об исполнительном производстве". Не зависимо от того, обжалуется ли постановление или действие, выразившееся в составлении акта, постановления, заявленное требование подлежит рассмотрению в исковом порядке как заявление об оспаривании решения (постановления, акта) и действий судебного пристава-исполнителя с обязательным выяснением их законности, а также с исследованием вопроса о нарушении оспариваемыми решениями и действиями судебного пристава-исполнителя прав и законных интересов заявителя в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности (ст.329, ст.197 п.1, ст.200 п.4 АПК РФ). Данный вывод подтвержден ФАС ДВО постановлением от 09.09.2002 по делу № А51-9/29.
Что касается признания недействительными постановлений судебного пристава-исполнителя, то следует иметь в виду, что данные акты не являются теми ненормативными актами, которые предусмотрены ст. 29 АПК РФ и которые могут быть оспорены в судебном порядке путем предъявления иска, так как судебный пристав-исполнитель это не орган государственной власти, местного самоуправления либо иной орган: он действует от своего имени в силу возложенных на него законом полномочий. Поэтому признавать недействительными его постановления нельзя. Тем более, нельзя отменять постановления судебного пристава-исполнителя, поскольку это не предусмотрено ФЗ "Об исполнительном производстве". В соответствии со ст. 201 АПК РФ постановления судебного пристава-исполнителя могут быть признаны незаконными.

5. В большинстве случаев стороны исполнительного производства обжалуют действия, связанные с наложением ареста на имущество должников и его реализацией, очередностью удовлетворения требований взыскателей, нарушение сроков совершения исполнительных действий.

Обжалование действий судебных приставов-исполнителей, связанных с наложением ареста на имущество должника.

В некоторых случаях судебным приставом-исполнителем налагается арест на имущество должника, выбывшее к этому моменту из его собственности. Указанные действия в соответствии со ст. 46 ФЗ "Об исполнительном производстве" признаются арбитражным судом неправомерными.
В судебной практике рассматривался также вопрос о возможности ареста имущества, переданного должнику на праве хозяйственного ведения, в частности на имущество государственного унитарного предприятия.
При рассмотрении данной жалобы суд пришел к выводу, что арест имущества, принадлежащего должнику на праве хозяйственного ведения, может быть правомерно произведен судебным приставом, поскольку в соответствии с п.5 ст.113 ГК РФ унитарное предприятие отвечает по своим обязательствам всем принадлежащим ему имуществом. При этом не имеет правового значения тот факт, что собственник имущества, переданного должнику на праве хозяйственного ведения, не отвечает по обязательствам государственного унитарного предприятия, поскольку это означает лишь отсутствие у него субсидиарной ответственности по обязательствам предприятия-должника.

Анализ дел в свете отмен судебных актов Арбитражного суда показал, что наибольшую сложность вызывает вопрос, связанный с определением надлежащего ответчика, например, в случае субсидиарной ответственности по долгам пользователя бюджетных средств.
Так по делу №А51-47/02/23/02/ип арбитражный суд признал законными действия судебного пристава-исполнителя по описи и аресту имущества, собственником которого является муниципальное образование, по долгам Администрации г.Находка.
Суд кассационной инстанции постановлением от 22.01.2003. отменил определение суда, материалы дела передал на новое рассмотрение в первую инстанцию, при этом указав следующее.
В соответствии со ст.ст. 124-125 ГК РФ муниципальное образование выступает в гражданско-правовых отношениях через органы местного самоуправления. Следовательно, органы местного управления в гражданско-правовых отношениях являются учреждениями. В соответствии с п. 2 ст. 120 ГК РФ учреждение отвечает по своим обязательствам находящимися в его распоряжении денежными средствами. При их недостаточности субсидиарную ответственность по его долгам несет собственник соответствующего имущества.
Поэтому при отсутствии у должника средств, к субсидиарной ответственности привлекается муниципальное образование в лице соответствующего органа. При этом к субсидиарной ответственности муниципальное образование может быть привлечено только в судебном порядке.
В силу п. 2 ст. 125, п. 2 ст. 215 ГК РФ от имени муниципального образования в гражданском обороте выступают их органы в рамках имеющейся у них компетенции. Муниципальное образование несет субсидиарную ответственность имуществом, составляющем казну соответствующего образования, принадлежащем ему на праве собственности и нераспределенным между государственными и муниципальными предприятиями (п. 1 ст. 126 ГК РФ).
В связи с тем, что казна состоит прежде всего из средств бюджета, взыскание осуществляется за счет денежных средств и только при их отсутствии взыскание обращается на иное имущество, составляющее казну.
Таким образом, суд, проверяя законность действий судебного пристава-исполнителя по обращению взыскания на имущество муниципального образования по долгам администрации, пришел к правильному выводу о возможности обращения взыскания на имущество составляющее казну МО, принадлежащее на праве собственности муниципальному образованию и нераспределенное между муниципальными юридическими лицами, однако не установил, привлечено ли МО к субсидиарной ответственности, соблюдена ли очередь обращения взыскания на имущество дополнительного должника, установленная ст. 59 ФЗ "Об исполнительном производстве".
Аналогичные ошибки окружной суд установил и по делу № А51-173/02-15ип.

В качестве обоснования своей жалобы на действия судебного пристава-исполнителя должником зачастую приводится довод о несоразмерности стоимости арестованного имущества и размера задолженности. В этой связи актуальным является вопрос о правомочиях судебного пристава при оценке имущества должника, который разрешается в судебной практике следующим образом.
В соответствии со ст.52 ФЗ оценка имущества должника производится по рыночным ценам, действующим на день исполнения исполнительного документа. При этом реальная рыночная цена объекта может быть ниже указанной в справке БТИ ввиду того, что эта цена складывается на торгах, исходя из покупательского спроса. Учитывается также и факт наличия других исполнительных листов к должнику в пределах суммы оценки.
В отношении обращения взыскания на дебиторскую задолженность, регулирование процесса наложения ареста, а также реализация задолженности осуществляется в порядке, установленном ФЗ, другими нормативными актами с учетом особенностей, предусмотренных Временной инструкцией о порядке ареста и реализации прав (требований), принадлежащих должнику как кредитору по не исполненным денежным обязательствам третьих лиц по оплате фактически поставленных товаров, выполненных работ или оказанных услуг (дебиторской задолженности) при обращении взыскания на имущество организаций-должников, утвержденной приказом Министерсва юстиции РФ от 03.07.98 № 76 (зарегистрировано в Минюсте РФ 03.07.98 № 1549).
Интерес представляет следующий пример из арбитражной практики.
Постановлением окружного суда от 08.01.2003 отменено постановление апелляционной инстанции и оставлено в силе определение суда первой инстанции арбитражного суда по делу № 22-363/99/02 ип по жалобе должника на действия судебного пристава-исполнителя.
Апелляционная инстанция исходила из того, что, произведя арест дебиторской задолженности в объеме большем, чем необходимо для удовлетворения требований взыскателей, пристав-исполнитель нарушил п.6 ст. 46 ФЗ "Об исполнительном производстве".
Между тем, п.9 Временной инструкции установлено, что оценка дебиторской задолженности должника, подвергшейся аресту, производится, исходя из рыночной стоимости дебиторской задолженности на момент ареста (спроса на аналогичную дебиторскую задолженность).
Таким образом, стоимость прав требования на момент ареста может не совпадать с сомой суммой дебиторской задолженности, что в данном случае имело место.
Кроме того, п. 12 Инструкции установлено, в случае, если должник или взыскатель не согласны с оценкой дебиторской задолженности, подвергаемой аресту, они вправе потребовать проведения оценки вторично. Право на повторную оценку должником не реализовано.

В практике возник также вопрос о правомерности наложения ареста на имущество, обремененное залогом.
Залогодержатель имеет преимущественное право перед другими кредиторами получить удовлетворение из стоимости заложенного имущества. Договор залога обеспечивает наличие и сохранность конкретного имущества на тот момент, когда должнику придется рассчитываться с кредитором-залогодержателем, поэтому требования других кредиторов не могут быть удовлетворены за счет этого имущества и действия судебного пристава, направленные на его арест, признаются неправомерными.
В тоже время, в тех случаях, когда взыскатель является одновременно и залогодержателем по отношению к должнику отказ судебного пристава-исполнителя от обращения взыскания на предмет залога признавался на практике обоснованным в случае отсутствия решения суда об обращении взыскания на заложенное имущество. В данном случае у судебного пристава-исполнителя отсутствует обязанность производить взыскание в первую очередь за счет заложенного имущества.

Действия судебного пристава-исполнителя, нарушающие порядок наложения ареста на имущество, являются неправомерными. К числу таких действий относятся, в частности, нарушение очередности ареста имущества должника, арест без предварительного составления акта описи имущества, а также, если судебным приставом не предпринимаются меры по предварительному выявлению другого имущества, в том числе дебиторской задолженности, акт описи имущества не вручается должнику, имущество не предлагается взыскателю.
В некоторых случаях, при аресте дебиторской задолженности, в акте описи отсутствуют сведения о запрете на совершение действий, приводящих к изменению или прекращению правоотношений, сведения, в силу которых образовалась дебиторская задолженность; судебным приставом-исполнителем не истребуются документы, подтверждающие возникновение конкретных прав и обязанностей; не уведомляются дебиторы.

Множество вопросов возникает по применению норм ФЗ в части наложения ареста на денежные средства. При рассмотрении жалоб арбитражный суд исходит из того, что арест может быть наложен на денежные средства в истребуемой сумме, находящиеся на счетах должника, в том числе валютных, в банках и кредитных учреждениях.
В качестве применения мер к исполнению решения арбитражного суда не допускается наложение ареста на счета должника: формулировка о наложении ареста на счет означает требование о сохранении ареста до накопления на счете необходимой суммы. Тогда как ст.46 ФЗ предусматривает возможность обращения взыскания именно на денежные средства, имеющиеся на счете должника в необходимой сумме.
Исходя из требований ст.6 ФЗ в постановлении о наложении ареста на денежные средства судебный пристав-исполнитель обязывает банк или иную кредитную организацию в 3-х дневный срок уведомить его в письменной форме о результатах исполнения данного постановления; затем предъявляется инкассовое поручение о списании средств, на которые был наложен арест, и постановление об отмене наложенного ареста.
Кроме того, следует иметь ввиду, что арест может быть наложен на денежные средства, находящиеся на любых счетах должника в кредитных организациях, с которых могут производиться расходные операции (расчетный, текущий, бюджетный счета), независимо от целевого назначения поступающих на них денежных средств (финансирование тех или иных государственных или социальных мероприятий и пр.).

При наложении ареста на ценные бумаги судебный пристав-исполнитель для определения стоимости (оценки) указанного имущества обязан назначить соответствующего специалиста.
Приказом Министра юстиции РФ от 27.10.98г. № 153 "Об обязательном назначении специалиста при осуществлении оценки ценных бумаг, на которые обращается взыскание" (зарегистрирован в Минюсте РФ 11.12.98г. № 1659) установлено следующее требование к судебному приставу-исполнителю: для определения стоимости арестованных ценных бумаг назначить специалиста, который составляет заключение в письменном виде.
Указанное требование основано на п.2 ст.52 ФЗ, поскольку ценные бумаги являются специфическим видом имущества, оценка которого представляется затруднительной.
Однако следует иметь в виду следующее.
В судопроизводстве арест имущества применяется, с одной стороны, как мера по обеспечению иска, когда арбитражный суд запрещает ответчику распоряжаться принадлежащим ему имуществом или денежными средствами.
С другой стороны, арест имущества в качестве одного из элементов порядка обращения взыскания на имущество должника с целью его изъятия и последующей принудительной реализации.
В первом случае арест имущества направлен на обеспечение требований истца, а не на их непосредственное удовлетворение. Таким образом, арест ценных бумаг целесообразно производить в упрощенном порядке с целью предотвращения возможности их реализации ответчиком. При этом в акте описи должны указываться номинальная стоимость, общее количество ценных бумаг, их вид и реестродержатель. Сфера регулирования поименованного Приказа от 27.10.98г. № 153 охватывает защиту интересов сторон исполнительного производства в тех ситуациях, когда к ответчику могут быть применены меры принудительного взыскания. Данный приказ устанавливает обязанность назначения специалиста по оценке уже арестованных ценных бумаг с целью их последующей реализации. При этом какие-либо специальные требования к составляемому акту описи ценных бумаг отсутствуют.

6. В числе прочих неправомерных действий судебных приставов-исполнителей сторонами обжаловались следующие действия (бездействия): неизвещение должника о возбуждении исполнительного производства, вынесении постановления о наложении ареста на имущество; нарушение сроков направления должнику копии постановления о возбуждении исполнительного производства, в том числе, по истечении срока добровольного исполнения решения.

Существенная часть жалоб поступает в арбитражный суд на бездействие судебных приставов-исполнителей, при этом в части жалоб заявители просят признать необоснованным отказ судебного пристава-исполнителя от совершения исполнительных действий, а в другой части - непосредственно бездействие, то есть отсутствие каких-либо действий со стороны судебного пристава (№18-5/98ип, №22-16/00ип).

Оспаривая бездействие судебного пристава-исполнителя, заявитель заинтересован не в констатации судом факта бездействия судебного пристава и признании его неправомерным, а, прежде всего, в позитивном изменении ситуации. Поэтому в своих жалобах заявители зачастую просят суд обязать судебного пристава-исполнителя совершить определенные действия по исполнению исполнительного документа.
Некоторые судьи подобные жалобы отклоняют, ссылаясь на то, что необходимость совершения исполнительных действий следует из закона, а права обязывать судебного пристава осуществить такие действия суду законом не предоставлено (№ 27-289).
Однако, в ст. 201 п.5 п.п.3 АПК РФ прямо указано, что резолютивная часть решения о признании незаконным бездействия судебного пристава-исполнителя, отказа в совершении действий должна содержать также указание судебному приставу-исполнителю на его обязанность совершить определенные действия, направленные на исполнение исполнительного документа.

7. Значительная часть жалоб связана с неправомерным, по мнению заявителей, окончанием исполнительного производства и возвращением исполнительных документов по мотивам отсутствия денежных средств и имущества должника.

Обжалование постановлений об окончании исполнительного производства.

Основные причины окончания исполнительного производства в материалах жалоб названы следующие:

  • 1. Отсутствие у должника денежных средств и другого имущества, в связи с чем исполнение решения суда не представляется возможным. Окончание исполнительного производства правомерно при обязательном условии вынесения акта о невозможности взыскания.
  • 2. В связи с фактическим исполнением исполнительного документа.
    По одному из дел, в качестве основания для вынесения постановления об окончании исполнительного производства судебный пристав-исполнитель указал наличие мирового соглашения, утвержденного по результатам рассмотрения экономического спора.
    Однако в соответствии с пунктами 1, 2 статьи 23, подпунктом 1 пункта 1 статьи 27 Федерального закона "Об исполнительном производстве" исполнительное производство прекращается в случаях принятия судом отказа взыскателя от взыскания, либо утверждения судом мирового соглашения между взыскателем и должником, а оканчивается фактическим исполнением исполнительного документа.
    Поскольку заявитель не отказался от взыскания, а напротив возбудил исполнительное производство для возможности принудительно исполнить принятые в мировом соглашении обязательства, суд посчитал принятое судебным приставом-исполнителем постановление незаконным (№2-74/00ип).
  • 3. Отрицательный результат проведения работы по розыску имущества должника.
    В связи с окончанием исполнительного производства по этому основанию актуальным является вопрос о применении мер по розыску имущества должника.
    Суд исходит из того, что согласно п. 4 ст.26 ФЗ, предпринятые судебным приставом-исполнителем все допустимые меры по отысканию имущества и доходов должника оказались безрезультатными.
    В отношении розыска самого должника, в судебной практике имеют место случаи, когда по заявлению взыскателя суд не нашел оснований для взыскания задолженности с учредителей, так как ст.28 ФЗ имеет ввиду розыск должника, его имущества только в случаях взыскания алиментов, возмещения вреда, причиненного здоровью, и возмещения вреда лицам, понесшим ущерб в результате смерти кормильца.
    Однако такое толкование указанной нормы представляется необоснованно суженным, поскольку п.2 ст.28 ФЗ представляет возможность объявления розыска должника при согласии взыскателя нести бремя расходов по розыску должника и его имущества.
  • 4. Изменение места совершения исполнительных действий и направление исполнительного листа с копиями документов по исполнительному производству в другое отделение службы судебных приставов, что является достаточным основанием окончания исполнительного производства конкретным подразделением указанной службы.
  • 5. Принимая постановление об окончании исполнительного производства судебный пристав-исполнитель не сослался ни на одно из оснований указанных в ст.27 ФЗ, в связи с чем суд признал неправомерным окончание исполнительного производства.

Основные причины возвращения исполнительного документа в материалах жалоб названы следующие:
Пропуск взыскателем установленного законом срока для предъявления исполнительного листа к исполнению. Следует учесть, что статьей 321 АПК РФ установлены новые сроки предъявления исполнительного листа к исполнению. Причем, если 6-и мес. срок, установленный ст. 201 АПК РФ 1995г. не истек к 1 сентября 2002г., то он продолжает течь до истечения сроков, предусмотренных ст. 321 Кодекса.

8. Арбитражным судом рассматривались также заявления судебных приставов-исполнителей.
В частности, по трем из таких заявлений (№2750/22/02ип, №2751/22/02ип, №2752/22/02ип) судебный пристав-исполнитель просил арбитражный суд о вынесении определения о возможности обращения взыскания на имущество должника, находящееся у третьих лиц в рамках сводного исполнительного производства. Однако, к моменту рассмотрения заявлений, арбитражным судом приостановлено сводное исполнительное производство, в связи с чем, суд приостановил производство по заявлениям судебного пристава-исполнителя.
При рассмотрении таких заявлений следует учитывать следующие положения Закона.
Статья 56 Федерального Закона РФ "Об исполнительном производстве" предусматривает, что в случае присуждения взыскателю предметов, указанных в исполнительном документе, судебный пристав-исполнитель изымает эти предметы у должника и передает их взыскателю, составляя акт передачи, что означает право судебного пристава-исполнителя изымать у должника только те предметы, которые находятся у должника, но не у третьего лица.
При этом положения статьи 58 Федерального Закона "Об исполнительном производстве" в данном случае не подлежат применению в силу того, что ст. 48 названного закона предусматривает обращение взыскания на имущество должника, находящееся у других лиц, производится исключительно по определению суда. В то же время, как следует из статьи 12 Федерального Закона РФ №118-ФЗ "О судебных приставах", у судебного пристава-исполнителя отсутствуют полномочия по обращению в суд для разрешения вопроса об обращении взыскания на имущество должника, находящееся у других лиц.
Таким образом, при отсутствии соответствующего определения суда, судебный пристав-исполнитель не вправе обращать взыскание на имущество должника, находящееся у других лиц.
Согласно п. 4 ст. 45 Федерального Закона "Об исполнительном производстве" изъятие у должника и передача взыскателю определенных предметов, указанных в исполнительном документе является самостоятельной мерой принудительного исполнения, отличающейся от принудительных мер, связанных с обращением взыскания на имущество должника.

9. В судебной практике возник вопрос о порядке взыскания на основании исполнительных листов судебных органов средств по денежным обязательствам получателей бюджетных средств (№26-115/01ип, №2-42/01ип, №67/02/5-ип).
В этой связи заслуживает внимания оценка существующих в суде правовых позиций.
Одни судьи исходят из того, что порядок взыскания на основании исполнительных листов судебных органов средств по денежным обязательствам получателей средств бюджета определен Федеральными законами о федеральном бюджете на соответствующий год и Постановлением Правительства РФ № 143 от 22.02.01 - по обязательствам федерального бюджета. Законами ПК о краевом бюджете и постановлением Губернатора края от 31.08.01. № 662 - по обязательствам краевого бюджета, в соответствии с которыми исполнительный лист арбитражного суда по денежному обязательству должника - получателя средств бюджета должен направляться взыскателем непосредственно в управление исполнения бюджета департамента финансов администрации края по месту открытия лицевого счета должника.
По мнению других судей, данные нормативные акты устанавливают добровольный порядок исполнения требований актов судебных органов о взыскании средств по денежным обязательствам получателей средств бюджета и не ограничивают взыскателя в свободе выбора способа исполнения исполнительного документа в том числе в возможности ставить вопрос о принудительном исполнении решения арбитражного суда в порядке, установленном ФЗ "Об исполнительном производстве". Решение данного вопроса нашло свое отражение в постановлении ФАС ДВО по делу № 26-115/01ип. Вывод о возможности принудительного исполнения решения арбитражного суда о взыскании средств по денежным обязательствам получателя средств бюджета, признан окружным судом наиболее правильным.

10. Судом рассматривались заявления должников о признании незаконными постановления судебного пристава-исполнителя по взысканию исполнительного сбора.
В двух из них в качестве основания неприменения мер принудительного исполнения заявитель указывает на приостановление срока для добровольного исполнения исполнительного документа в силу того, что с заявлением об оспаривании постановлений судебного пристава-исполнителя он обратился в суд до истечения этого срока. Судом отказано в удовлетворении заявленных требований, поскольку подача заявления об оспаривании действий судебного пристава-исполнителя в арбитражный суд автоматически не приостанавливает исполнительное производство (№29-321/02, №29-320/02).
По другому делу суд удовлетворил требования заявителя ввиду того, что, издав постановление о взыскании исполнительного сбора в тот же день, что и постановление о возбуждении исполнительного производства, судебный пристав-исполнитель не предоставил должнику реальной возможности добровольно исполнить требования исполнительного документа (№ 1-310ип).
При решении вопроса о законности применения судебным приставом- исполнителем мер ответственности суду следует учитывать следующее.
В соответствии с пунктом 1 статьи 81 Закона "Об исполнительном производстве", в случае неисполнения исполнительного документа без уважительных причин в срок, установленный для исполнения указанного документа, судебный пристав-исполнитель выносит постановление, по которому с должника взыскивается исполнительский сбор в размере семи процентов от взыскиваемой суммы или стоимости имущества должника.
Постановлением Конституционного Суда РФ № 13-П от 30.07.2001 года, данное положение закона признано не противоречащим Конституции РФ, постольку федеральный законодатель вправе установить такого рода взыскание в качестве санкции (меры административной ответственности) за неисполнение исполнительного документа, выдаваемого судами и другими уполномоченными органами, а установленный этим положением размер взыскания (семь процентов от взыскиваемой суммы) представляет собой лишь допустимый его максимум, верхнюю границу, и с учетом характера совершенного правонарушения, размера причиненного вреда, степени вины правонарушителя, его имущественного положения и иных существенных обстоятельств может быть снижен правоприменителем.
Указанным постановлением признаны неконституционными положения пункта 1 статьи 81 Закона "Об исполнительном производстве" в той части, которая допускает его применение без обеспечения должнику возможности надлежащим образом подтверждать, что нарушение установленных сроков исполнения исполнительного документа, обязывающего его передать взыскиваемые денежные средства, вызвано чрезвычайными, объективно непредотвратимыми обстоятельствами и другими непредвиденными, непреодолимыми препятствиями, находящимися вне его контроля, при соблюдении им той степени заботливости и осмотрительности, какая требовалась от него в целях надлежащего исполнения обязанности, вытекающей из предписаний пункта 1 статьи 81 Федерального закона "Об исполнительном производстве".
Таким образом, привлечение к ответственности возможно лишь в случае установления судебным приставом-исполнителем реального срока для добровольного исполнения требований, в пределах срока, предусмотренного действующим законодательством, а также у должника должна быть возможность представить соответствующие пояснения относительно причин неисполнения в срок своих обязательств.

Размер взыскиваемой санкции соответствует действующему законодательству, поскольку должник длительное время не исполнял требование пристава-исполнителя о добровольном исполнении судебного акта.
Постановлением апелляционной инстанции от 11.12.02 решение от 17.10.02 оставлено без изменения.

11. Вызвала сложность в правоприменении статья 87 ФЗ "Об исполнительном производстве", в связи с чем, судом рассматривалась по существу жалоба на действия судебных приставов-исполнителей заявленная не надлежащей стороной по спору (№ 4-148/01ип).
Так, суд I инстанции рассмотрел и удовлетворил жалобу Комитета по управлению государственным имуществом ПК на действия судебного пристава-исполнителя по принятию постановления о наложении штрафа в порядке статьи 87 ФЗ, предусматривающей ответственность граждан и должностных лиц за невыполнение законных требований судебного пристава-исполнителя. Возможность обжалования в соответствующий суд постановления о применении ответственности предоставлена гражданам и должностным лицам. Комитет как юридическое лицо не наделен правом на обжалование соответствующего постановления. Права Комитета этим постановлением не нарушались. В связи с изложенным, ФАС ДВО отменил определение суда I инстанции, в удовлетворении жалобы Комитета по управлению государственным имуществом ПК отказал.

12. В суде сложилась различная правоприменительная практика по решению вопроса о законности исполнительных действий, совершенных до момента надлежащего извещения ПСП о приостановлении исполнения судебного акта. При этом суд исходит из того, что поскольку исполнительные действия совершены после принятия судом определения о приостановлении исполнительного производства, то в силу п.2 ст. 24 ФЗ "Об исполнительном производстве", исполнительные действия признаются незаконными независимо от того, когда был предъявлен в ПСП документ о приостановлении исполнения судебного акта (№183/02 7ип, №19-436/24/01).
Однако данная позиция недостаточно обоснованна, что подтверждено Постановлением ФАС ДВО от 30.12.2002, которым отменено решение суда первой инстанции и постановление апелляционной инстанции по делу № 19-436/24/01 ввиду того, что копия определения о приостановлении исполнения судебного акта была предъявлена в канцелярию ПСП после проведения оспариваемых исполнительных действий. Таким образом, исполнительные действия, совершенные до надлежащего извещения о приостановлении исполнительного производства не могут быть признаны незаконными.

Отдел анализа и обобщения судебной практики

В 2002 году Федеральным арбитражным судом Дальневосточного округа рассмотрена 201 жалоба на судебные акты Арбитражного суда Приморского края данной категории дел.

Из общего числа дел, рассмотренных судом кассационной инстанции, споры, связанные с применением налогового законодательства составили 21,38%.

По результатам рассмотрения окружным судом
оставлено в силе 125 судебных актов;
отменено и изменено 76, что составляет 37,8% от числа рассмотренных по данной категории дел.

Анализ причин отмен показал

- в 33 случаях арбитражным судом первой и второй инстанций при принятии решений не всегда полно и всесторонне исследуются все доказательства, представленные сторонами и не во всех случаях судом верно устанавливаются все обстоятельства по делу, имеющие существенное значение для правильного разрешения спора;

- по 32 делам окружной суд указал на нарушение налогового законодательства;

- в 7 судебных актах кассационная инстанция нашла выводы арбитражного суда, изложенные в решении, несоответствующими имеющимся в деле доказательствам;

- нарушение процессуальных норм, влекущих безусловную отмену судебного акта, отмечено в 4 судебных актах.

Вопросы, вызвавшие наибольшие сложности, в решении которых предстоит выработать определенную концепцию, рассмотрены в материалах данного обобщения судебной практики.
Изменение правоприменительной практики вышестоящим судом после принятия Конституционным судом РФ Определения от 07.02.02. №37-О вызвало резкое увеличение отмененных судебных актов по спорам, связанным с определением положения субъектов малого предпринимательства в случае изменения системы налогообложения.
Статья 9 Федерального закона от 14.06.1995 № 88-ФЗ "О государственной поддержке малого предпринимательства в РФ" (с изменениями и дополнениями) предусматривает, что в случае если изменения налогового законодательства создают менее благоприятные условия для субъектов малого предпринимательства по сравнению с ранее действовавшими условиями, в течение первых четырех лет своей деятельности указанные субъекты подлежат налогообложению в том же порядке, который действовал на момент их государственной регистрации.
Конституционный суд Российской Федерации в своем Определении разъяснил, что ухудшение условий для субъектов малого предпринимательства может заключаться не только в возложении дополнительного налогового бремени, но и в необходимости исполнять иные, ранее не предусмотренные законодательством обязанности, за неисполнение которых применяются меры налоговой ответственности.

При этом суду необходимо исследовать и давать оценку следующим обстоятельствам:
- с введением нового налога на предпринимателя возлагаются дополнительные обязанности по составлению и предоставлению расчетов по новому налогу;
- в случае уплаты налога, ухудшаются финансовые результаты деятельности предприятия, поскольку это связано с увеличением цены товара и, следовательно, снижением спроса со стороны покупателей.
Между тем представляется, что при оценке последнего обстоятельства у суда могут возникнуть ряд сложностей, поскольку ни законодателем, ни судебной практикой не выработано четких критериев в определении конкурентоспособности реализуемых товаров (работ, услуг) в разные временные периоды.

В качестве примера к вышеизложенному:

Дело № А51- 25-22/02

ИМНС РФ по Ленинскому р-ну г. Владивостока обратилась в Арбитражный суд с иском к ПБОЮЛ Козырю В.Н. о взыскании недоимки по налогу с продаж, пени, штраф по ст. 122 НК РФ и штраф по ст. 119 НК РФ.
Решением суда, оставленным без изменения постановлением апелляционной инстанции, исковые требования удовлетворены в полном объеме.
Кассационной инстанцией отменены названные судебные акты, дело направлено на новое рассмотрение, при этом указано следующее.
Удовлетворяя исковые требования, суд исходил из того, что ответчик в соответствии со ст. 1 Закона Приморского края от 22.02.1999 № 35-КЗ "О налоге с продаж", является плательщиком налога в проверяемый период. Поскольку факты неуплаты предпринимателем и непредставление деклараций подтверждаются материалами дела и не оспариваются ответчиком, суд пришел к выводу о правомерном начислении налоговым органом налога с продаж, пени и штрафа.
Из материалов дела следует, что ответчик зарегистрирован в качестве предпринимателя постановлением главы Администрации Ленинского р-на г. Владивостока №793 от 26.10.1998.
Предприниматель, возражая против начисления ему спорных сумм налога, пени и штрафов, ссылается на то, что на него, как субъекта малого предпринимательства, распространяется положение абзаца 2 части 1 ст. 9 ФЗ от 14.06.1995 № 88-ФЗ "О государственной поддержке малого предпринимательства в РФ" (с изменениями и дополнениями), поскольку он зарегистрирован в качестве предпринимателя до введения в действие Закона ПК "О налоге с продаж".
Согласно приведенной выше норме Федерального Закона, в случае, если изменение налогового законодательства создает менее благоприятные условия для субъектов малого предпринимательства по сравнению с ранее действующими условиями, то в течение первых четырех лет своей деятельности указанные субъекты подлежат налогообложению в том же порядке, который действовал на момент их государственной регистрации.
Обе судебные инстанции, отклоняя довод предпринимателя о создании для него с введением налога с продаж менее благоприятных условий хозяйствования, указали на то, что фактическими плательщиками данного налога являются потребители товаров (работ, услуг), уплачивающие налогоплательщику сумму налога с продаж в цене этих товаров (работ, услуг), поэтому надлежащее исполнение предпринимателем требований налогового законодательства, связанное с формированием цены товара с учетом введенного на территории ПК налога с продаж не создает для ответчика менее благоприятных условий по сравнению с теми, которые действовали до введения указанного налога.
Данный вывод, как указала кассационная инстанция, является недостаточно обоснованным.
Ответчик, в подтверждение своих возражений по иску, ссылается на то, что с введением на территории ПК налога с продаж на него возложены дополнительные обязанности по составлению и предоставлению ежеквартальных расчетов по названному налогу. Кроме того, заявитель указывает на ухудшение его финансового положения в случае уплаты налога с продаж, поскольку это связано с увеличением цены товаров и соответственно, снижением спроса со стороны покупателей. В подтверждение этому предприниматель приводит расчет суммы выручки и дохода.
Судом данные доводы предпринимателя оставлены без внимания.
Между тем, Конституционный суд РФ в Определении от 07.02.2002 №37-О указал, что ухудшение условий для субъектов малого предпринимательства может заключаться не только в возложении дополнительного налогового бремени, но и в необходимости исполнять иные, ранее не предусмотренные законодательством обязанности, за неисполнение которых применяются меры налоговой ответственности.
В этой связи суду надлежало исследовать и оценить все представленные налогоплательщиком в обоснование своей позиции доказательства.
По аналогичному основанию кассационной инстанцией отменено с направлением дела на новое рассмотрение решение Арбитражного суда по делу №25-8а/00. В данном случае Арбитражному суду предложено также оценить соотношение цен на материалы, реализуемые предпринимателем и другими участниками рынка и влияние этих цен на деятельность предпринимателя при реализации продукции с учетом налога с продаж.
Судебные акты по делам № 10-100/02, № 10-74/02, № 25-28/02, № 24-9/02 также признаны недостаточно обоснованными, поскольку приняты без учета положений Определения Конституционного суда №37-О от 07.02.2002.

Дело № А51-872/02 20-18
Приостановление мер принудительного взыскания в отношении реструктурируемых налоговых санкций, касается приостановления взысканных по решению суда налоговых санкций, то есть реструктуризации подлежат взысканные решением суда налоговые санкции.

ИМНС РФ по Ленинскому району г. Владивостока обратилась в Арбитражный суд с иском к ЗАО "Тихоокеанская торгово-производственная компания" о взыскании налоговых санкций.
Решением суда от 22.02.2002. в удовлетворении исковых требований отказано в связи с тем, что налоговым органом принято решение о реструктуризации задолженность перед федеральным бюджетом по начисленным ответчику штрафам, что по мнению суда, приостанавливает взыскание штрафов.

Кассационная инстанция отменила решение, исходя из следующего.
В соответствии с Правилами по применению в 2001 году порядка проведения реструктуризации кредиторской задолженности юридических лиц по налогам и сборам, а также задолженности по начисленным пеням и штрафам перед федеральным бюджетом, утвержденными Приказом МНС России от 21.06.2001. №БГ-3-10/191 на основании п.8 постановления Правительства РФ от 03.09.1999. №1002 "О порядке и сроках проведения реструктуризации кредиторской задолженности юридических лиц по налогам и сборам, а так же задолженности по начисленным пеням и штрафам перед федеральным бюджетом", со дня принятия налоговым органом решения о реструктуризации прекращается начисление пени на сумму реструктурируемой кредиторской задолженности по налогам и сборам, а также приостанавливаются меры принудительного взыскания в отношении реструктурируемой задолженности.
Организация утрачивает право на реструктуризацию, если в течении действия графика погашения реструктурируемой задолженности она нарушает согласованный график.
Поскольку нарушений погашения задолженности ответчик не допускал, суд, руководствуясь вышеуказанными Правилами, отказал инспекции в удовлетворении исковых требований.
Между тем, при принятии решения судом не учтено, что ст.115 НК РФ установлен срок для обращения налогового органа с иском в суд о взыскании налоговых санкций - шесть месяцев со дня обнаружения налогового правонарушения и составления соответствующего акта.
Постановлением Пленума Верховного суда РФ и пленума Высшего Арбитражного суда РФ "О некоторых вопросах, связанных с введением в действие части первой Налогового кодекса РФ" (п.20) разъяснено, что срок давности взыскания налоговых санкций, установленный п. 1 ст. 115 НК РФ, является пресекательным, поэтому суды должны отказывать в удовлетворении требований налоговых органов о взыскании налоговых санкций в случае пропуска этого срока.
Исходя из этого, истец правомерно обратился в арбитражный суд с иском о взыскании налоговых санкций. Предусмотренное п.8 Правил по применению в 2001 году порядка проведения реструктуризации кредиторской задолженности юридических лиц по налогам и сборам, а также задолженности по начисленным пеням и штрафам перед федеральным бюджетом приостановление мер принудительного взыскания в отношении реструктурируемых налоговых санкций, касается приостановления взысканных по решению суда налоговых санкций, то есть реструктуризации подлежат взысканные решением суда налоговые санкции.
Таким образом, решение суда не может считаться законным и подлежит отмене с передачей дела на новое рассмотрение т.к. при рассмотрении спора судом не исследовался факт совершения налоговых правонарушений и соответственно правомерности начисление налоговых санкций.

По тем же основаниям были отменены судебные акты Арбитражного суда по делам №А51-908/02 24-35, № А51-10859/01 24-344.

Дело № 29-78/02
Срок давности взыскания налоговых санкций подлежит исчислению с даты составления акта камеральной проверки о выявлении правонарушения.

Решением Арбитражного суда Приморского края от 28.05.2002 г., оставленным без изменения постановлением апелляционной инстанции от 9.07.2002 г., отказано в иске Инспекции Министерства Российской Федерации по налогам и сборам по городу Партизанску к дочернему открытому акционерному обществу шахтоуправление "Нагорное" о взыскании штрафа 5 116 руб. за неуплату налога на землю со ссылкой на пропуск срока давности взыскания налоговых санкций.

Не согласившись с принятыми судебными актами, инспекция обжаловала их в кассационном порядке.
При этом заявитель жалобы посчитал, что суд неправильно применил статью 115 Налогового кодекса Российской Федерации и не применил статью 88 Налогового кодекса Российской Федерации, в связи с чем пришел к необоснованному выводу о том, что срок давности взыскания штрафных санкций подлежит исчислению с момента принятия налоговым органом уточненных расчетов по налогу, а не с момента составления акта камеральной налоговой проверки о выявленном налоговом правонарушении.
Кассационная инстанция отменила судебные акты, посчитав указанные доводы обоснованными.
В соответствии со статьей 115 Налогового кодекса Российской Федерации налоговые органы могут обратиться в суд с иском о взыскании налоговой санкции не позднее шести месяцев со дня обнаружения налогового правонарушения и составления соответствующего акта.
Статьей 88 Налогового кодекса Российской Федерации установлено, что камеральная проверка проводится уполномоченными должностными лицами налогового органа в соответствии с их служебными обязанностями без какого-либо специального решения руководителя налогового органа в течение трех месяцев со дня представления налогоплательщиком налоговой декларации и документов, служащих основанием для исчисления и уплаты налога, если законодательством о налогах и сборах не предусмотрены иные сроки.
Обстоятельства дела свидетельствуют о том, что камеральная проверка проведена в установленный срок.
В данном случае в налоговую инспекцию были представлены уточненные расчеты по налогу, то есть изменения, влияющие на сумму налога, подлежащего уплате в бюджет. Поэтому, налоговая инспекция вправе была проверить расчеты с учетом сведений, отраженных в ранее представленных расчетах.
Момент выявления правонарушения в связи с представленными уточненными расчетами может не совпадать с моментом представления в налоговый орган этих расчетов.
Таким образом, срок давности взыскания, с учетом обстоятельств выявления правонарушения подлежит исчислению с даты составления акта камеральной проверки.

Дело № 26-213/01
Срок давности взыскания штрафных санкций за несвоевременное предоставление сведений об открытии счета подлежит исчислению со дня обнаружения налоговым органом указанного правонарушения и составления акта, как документа фиксирующего факт обнаружения правонарушения.

Инспекция Министерства Российской Федерации по налогам и сборам по г.Находке обратилась в Арбитражный суд Приморского края с иском о взыскании с индивидуального предпринимателя Корчина Андрея Анатольевича штрафных санкций в сумме 5000 рублей за нарушение срока представления сведений об открытии счета.
Решением суд от 21.01.2002 г., оставленным без изменения постановлением апелляционной инстанции от 2.04.2002 г., в удовлетворении исковых требований отказано по мотиву пропуска истцом срока исковой давности.
Отказывая в иске, суд обеих инстанций сослался на статью 115 Налогового кодекса РФ, которой установлен шестимесячный срок давности взыскания санкций. При этом днем обнаружения правонарушения суд посчитал день, когда в налоговый орган поступило сообщение банк об открытии ответчиком счета, то есть согласно представленной банком информации 23.01.2002 г.
Данный вывод кассационная инстанция признала ошибочным исходя из следующего.
Статьей 86 Налогового кодекса РФ предусмотрена обязанность банков в пятидневный срок уведомлять налоговые органы об открытии и закрытии счета, что и было сделано Находкинским филиалом ОАО "Внешторгбанк". 23.01.2001 г. данная информация поступила в Инспекцию Министерства РФ по налогам и сборам по г.Находке.
Однако на момент сообщения информации банком правонарушение предпринимателем еще не было совершено (статья 23 Налогового кодекса РФ предоставляет налогоплательщикам 10 дней для сообщения налоговому органу об открытии счета), поэтому дата направления банком сведений об открытии предпринимателем счета не может считаться днем обнаружения правонарушения.
Как указано истцом, о совершенном правонарушении ему стало известно в ходе проверки базы данных физических лиц, о чем и был составлен акт №11 от 24.05.2001 г. И, несмотря на то, что Налоговый кодекс РФ не предусматривает составления налоговым органом акта по результатам использования в отношении налогоплательщик иных, помимо выездной налоговой проверки, форм налогового контроля, днем обнаружения правонарушения в данном случае следует считать дату его фактического обнаружения и составления акта, как документа, фиксирующего факт обнаружения правонарушения. Составление акта не противоречит налоговому законодательству. Как отмечалось выше, акт составлен 24.05.2001 г., с иском в суд налоговый орган обратился 1.11.2001 г., то есть в пределах шестимесячного срока, установленного статьей 115 Налогового кодекса РФ.

По аналогичному основанию отменены судебные акты по делу №26-215/01.

Дело № 8-216/01
Если в предыдущем периоде у налогоплательщика имеется переплата определенного налога, которая не превышает суммы заниженного налога, то штраф по пункту 1 статьи 122 Налогового кодекса Российской Федерации подлежит исчислению от суммы фактической недоимки по этому налогу.

Инспекция Министерства Российской Федерации по налогам и сборам по городу Партизанску обратилась в Арбитражный суд Приморского края с иском к обществу с ограниченной ответственностью "Дальневосточная продовольственная компания" о взыскании 5 137 руб. штрафа, предусмотренного пунктом 1 статьи 122 Налогового кодекса Российской Федерации.
Решением суда от 26.03.2002 г. иск удовлетворен на том основании, что материалами дела подтверждается факт занижения налога на добавленную стоимость, подлежащего уплате в бюджет, на сумму 25 685 рублей из-за допущенной ответчиком арифметической ошибки в декларации по НДС за 2 квартал 2001 года.
Условия, предусмотренные пунктом 4 статьи 81 Налогового кодекса Российской Федерации, освобождающие налогоплательщика от налоговой ответственности, судом не установлены. При этом суд исходил из того, что уточненная налоговая декларация направлена ответчиком в налоговый орган после того, как налогоплательщик узнал об обнаружении налоговым органом обстоятельств, предусмотренных пунктом 1 статьи 81 Налогового кодекс Российской Федерации; недостающая сумма налога до подачи дополнительной декларации, ответчиком не уплачена.
Апелляционная инстанция, повторно рассмотрев дело, не нашла оснований для отмены решения первой инстанции и подтвердила правильность вывода суда об обоснованности привлечения ответчика к налоговой ответственности в виде взыскания штрафа. Кроме того, суд в постановлении указал о наличии у ответчика переплаты, с учетом декларации за 1 квартал 2001 года, в сумме 75 607,8 руб. Ссылаясь на пункт 42 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 28.02.2001 г. №5 "О некоторых вопросах применения части первой Налогового кодекса Российской Федерации", суд пришел к выводу о том, что поскольку сумма переплаты не превышает сумму доначисленного по результатам камеральной проверки налога, который составляет 77 539 руб., основания для освобождения ООО "ДВПК" от ответственности отсутствуют.
Кассационная инстанция отменила постановление апелляционной инстанции исходя из следующего.
В нарушение пункта 7 части 2 статьи 159 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (действовавшего до введения нового АПК РФ) в постановлении не указаны обстоятельства дела, установленные арбитражным судом, доказательства, на которых основан вывод суда об имеющейся у ответчика переплате налога в сумме 30 226 рублей.
Указание в декларации по НДС за 1 квартал 2001 года суммы НДС, начисленной к возмещению за данный налоговый период - 30 226 рублей, не свидетельствует о наличии переплаты в указанной сумме.
Также судом дано неправильное толкование пункта 42 Постановления Пленума №5. Из смысла указанной нормы следует, что если в предыдущем периоде у налогоплательщика имеется переплата определенного налога, которая не превышает суммы заниженного налога, то штраф по пункту 1 статьи 122 Налогового кодекса Российской Федерации подлежит исчислению от суммы фактической недоимки по этому налогу.
Таким образом, суд апелляционной инстанции, повторно рассматривая дело, неполно выяснил обстоятельства, имеющие существенное значение для дела.

Дело № 18-132/01
Налоговых органом обоснованно начислена пеня за несвоевременную уплату налога на пользователей автомобильных дорог.

ОАО "Владивосток Авиа" обратилось в Арбитражный суд Приморского края с иском о признании недействительным решения Инспекции по налогам и сборам по городу Артему в части доначисления земельного налога, пени и штрафа по земельному налогу и пени по налогу на пользователей автомобильных дорог.
Решением суда от 29.11.2001 г. с учетом определения от 16.01.2002 г. об исправлении опечатки исковые требования удовлетворены.
Суд признал правомерным применение истцом льготы по земельному налогу, предусмотренной пунктом 12 статьи 12 Закона Российской Федерации "О плате за землю" и соответственно необоснованным доначисление земельного налога, штрафа и пени. В части начисления пени за просрочку уплаты налога на пользователей автомобильных дорог, по мнению суда, пеня начислена правомерно.
Постановлением апелляционной инстанции от 9.04.2002 г. решение суда оставлено без изменения по этим же основаниям.
Кассационная инстанция частично отменила судебные акты Арбитражного суда и направила дело на новое рассмотрение исходя из следующего.
Отказывая в удовлетворении исковых требований в части взыскания пени за просрочку уплаты налога на пользователей автомобильных дорог, суд сослался на то, что ни Законом РФ "О дорожных фондах в РФ", ни Законами Приморского края №50-кз от 25.05.1999 г., №95-кз 14.06.2000 г. "О бюджете территориального дорожного фонда Приморского края" на 1999 и соответственно 2000 годы срок уплаты налога на пользователей автомобильных дорог не установлен, поэтому оснований для начисления пени у налогового органа не имелось. Инструкция МНС РФ "О порядке исчисления и уплаты налогов, поступающих в дорожные фонды" и Порядок образования и использования Федерального дорожного фонда не являются законодательными актами о налогах и сборах.
Между тем судом не учтено, что Порядок образования и использования средств Федерального дорожного фонда РФ утвержден Верховным Советом РФ на основании Закона РФ "О дорожных фондах". Поэтому налоговых органом обоснованно начислена пеня за несвоевременную уплату налога на пользователей автомобильных дорог. Пункт 10 названного Порядок установил срок уплаты налога - 15 число за прошедший месяц и оснований для уплаты его поквартально у истца не имелось. Инструкцией ГНС РФ "О порядке исчисления и уплаты налогов, поступающих в дорожные фонды" (п.2.4.1) только разъяснен порядок уплаты налога, установленный Верховным Советом РФ.
При таких обстоятельствах судебные акты в части признания недействительным решения инспекции по налогам и сборам о начислении пени за просрочку уплаты налога на пользователей автомобильных дорог подлежат отмене с передачей дела в этой части на новое рассмотрение. При новом рассмотрении дела суду следует проверить периоды просрочки и размер подлежащей взысканию пени.

Дело № 28-305/01
Пунктом 2 статьи 23 НК РФ установлена обязанность налогоплательщика сообщить в налоговый орган об открытии или закрытии банковских счетов.

Инспекция Министерства Российской Федерации по налогам и сборам по Ленинскому району города Владивостока обратилась с иском к обществу с ограниченной ответственностью "Владтехно" о взыскании штрафа в сумме 5000 рублей за не сообщение в налоговый орган о закрытии счета в 10-дневный срок.

Решением от 10.12.2001 г. иск удовлетворен на том основании, что факт совершения обществом налогового правонарушения имеет место, поэтому налоговая санкция предъявлена ко взысканию истцом обоснованно. В соответствии со статьями 112, 114 Налогового кодекса Российской Федерации суд уменьшил размер штрафа в два раза и взыскал 2500 рублей.
Постановлением апелляционной инстанции от 15.04.2002 г. решение отменено в связи с тем, что счет закрыт не налогоплательщиком, а банком. Суд, при толковании норм налогового законодательства, пришел к выводу об отсутствии в действиях налогоплательщика признаков налогового правонарушения. Кассационная инстанция отменила постановление апелляционной инстанции, указав на неправильное применение норм налогового законодательства. Как видно из материалов дела, на основании договора банковского счета от 10.12.1999 г. между ООО "Приморский Территориальный Коммерческий банк" и ООО "Владтехно" в названном банке общество открыло расчетный счет. Поскольку пунктом 5.3 договора стороны предусмотрели, что банк имеет право расторгнуть настоящий договор в одностороннем порядке в случае отсутствия операций по счету в течение одного года, ООО "Примтеркомбанк" 27.03.2001 г. сообщило о закрытии расчетного счета общества, о чем известило инспекцию по налогам и сборам.
Судебная инстанция, исходя из буквального толкования диспозиции статьи 118 НК РФ, пришла к выводу, что ответственность по данной норме права наступает только в случае непредставления информации в налоговый орган об открытии или закрытии непосредственно налогоплательщиком счетов в каком-либо банке.
Меду тем такой вывод суда сделан без учета положений пункта 2 статьи 23 НК РФ, согласно которым законодательно установлена обязанность налогоплательщика сообщить в налоговый орган об открытии или закрытии счетов. Это означает, что такая обязанность у налогоплательщика имеет место быть и ее неисполнение квалифицируется, как налоговое правонарушение.
При возникшей ситуации не имеет правового значения для правильного исхода спора установление судом второй инстанции обстоятельств дела относительно закрытия счета банком по собственной инициативе, что, по мнению суда, исключает ответственность налогоплательщика за не сообщение налоговому органу в десятидневный срок о закрытии счета в банке.

Дело № 10-222/2/01
Выявленная разница между суммами авансовых платежей и фактически подлежащей уплате суммой не является дополнительным платежом по налогу на прибыль, поскольку отражает суммы, недополученные государством либо переполученные им в результате периодического уточнения налогооблагаемой базы.

Закрытое акционерное общество "Лучегорский топливно-энергетический комплекс" обратилось в арбитражный суд Приморского края с иском о признании недействительным требования ИМНС РФ по Пожарскому району и решения о принудительном взыскании самостоятельно исчисленных налоговым органом дополнительных платежей за 1999 год.

Решением суда от 17.04.2002 г. исковые требования удовлетворены.
Удовлетворяя исковые требования, суд пришел к выводу, что начиная с 1.01.1999 г. пункт 2 статьи 8 Закона Российской Федерации "О налоге на прибыль предприятий и организаций", в соответствии с которым дополнительные платежи, исчисляемые, как разница между авансовыми взносами налога на прибыль и суммой налога, подлежащей внесению в бюджет по фактически полученной прибыли должны быть скорректированы на учетную ставку Центрального Банка России, не подпадает под определение налога, установленного статьей 8 Налогового кодекса Российской Федерации, поэтому он не соответствует налоговому законодательству и не подлежит применению.
Кассационная инстанция отменила решение с передачей дела на новое рассмотрение исходя из следующего.
Конституционный Суд Российской Федерации в определении от 10.01.2002 г. №5-0, определяя правовую природу таких платежей указал, что выявленная разница между суммами авансовых платежей и фактически подлежащей уплате суммой не является дополнительным платежом по налогу на прибыль, поскольку отражает суммы, недополученные государством либо переполученные им в результате периодического уточнения налогооблагаемой базы.
Учитывая вышеизложенное, судом сделан ошибочный вывод о том, что с введением в действие части первой Налогового кодекса Российской Федерации пункт 2 статьи 8 Закона Российской Федерации "О налоге на прибыль предприятий и организаций" не подлежит применению, как противоречащей нормам налогового законодательства.

Следовательно, разница между суммой уплаченных авансовых взносов и фактически полученной прибылью с учетом ставки рефинансирования Центрального Банка Российской Федерации в случае неуплаты его налогоплательщиком в добровольном порядке подлежит взысканию. Таким образом, вывод суда не может быть признан законным, а решение суда подлежит отмене, как принятое с неправильным применением норм материального прав с передачей дела на новое рассмотрение.

Дело № 10-74/02
Статья 170 НК РФ устанавливает порядок отнесения сумм налога на затраты по производству и реализации товаров (работ, услуг) при исчислении налога на доходы организаций (налога на доходы физических лиц) и не касается налоговых вычетов, предусмотренных статьей 171 НК РФ.

МИМНС №4 по ПК обратилась в Арбитражный суд с иском о взыскании с гражданина Герасименко В.А. осуществляющего предпринимательскую деятельность без образования юр.лица на основании свидетельства о гос. регистрации №8525 от 14.04.1998 суммы налога на добавленную стоимость, пени и штрафа за несвоевременную уплату страховых взносов в ПФР и ФОМС, а также штраф за неполную уплату взносов.

Решением суда от 09.07.02. исковые требования удовлетворены в полном объеме со ссылкой на то, что суд считает использованную инспекцией по налогам и сборам методику определения налогового вычета за 2001 г., приходящегося как на товар, реализованный по закупочным ценам, так и по договору комиссии, правомерной, обоснованной, соответствующей пункту 4 статьи 170 НК РФ, подтвержденной документально данными тетрадей учета доходов и расходов, налоговых деклараций (расчетов) по НДС за 2001г., книг покупок и продаж , счетами-фактурами, банковскими док. и книгами кассира-операциониста за проверяемый период. Поэтому требования истца о взыскании НДС, пени за его несвоевременную уплату и штрафа по п.1 ст.122 НК РФ подлежат удовлетворению. Также обоснованы и другие требования истца.
Кассационная инстанция решение суда в части взыскания НДС, пени и штрафа отменила и передала дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции, поскольку решение принято арбитражным судом с нарушением норм материального права.
Материалами дела установлено, что предприниматель Герасименко В.А. с 01.01.2001 является плательщиком НДС по операциям от реализации товаров на территории РФ (п.1п.1 ст.146 НК РФ).
Согласно ст. 171 НК РФ, налогоплательщик имеет право уменьшить общую сумму налога, исчисленную в соответствии со ст. 166 настоящего Кодекса, на установленные настоящей статьей налоговые вычеты. Вычетам подлежат суммы налога, предъявленные налогоплательщику и уплаченные им при приобретении товаров на территории РФ, в отношении товаров, приобретаемых для перепродажи.
В 2001 году предприниматель Герасименко В.А. осуществлял деятельность по розничной и комиссионной торговле ювелирными изделиями и ежемесячно представлял в налоговые органы декларации по НДС, в которых указывал суммы налоговых вычетов. Налоговый орган, не оспаривая право налогоплательщика на налоговые вычеты в соответствии со статьей 171 НК РФ, считает, что поскольку с 01.01.2002г. предприниматель Герасименко В.А. перешел на уплату единого налога на вмененный доход и не будет являться плательщиком НДС, то с остатка товара, образовавшегося на 01.01.2002г., который будет использован при осуществлении операции, не облагаемых НДС, суммы налога должны быть восстановлены на расчетах с бюджетом. Арбитражный суд посчитал требования налогового органа о взыскании НДС в сумме 294 414 руб. правомерными, основанными на положениях пунктов 3 и 4 статьи 170 НК РФ. Однако указанные нормы права к спорным правоотношениям не применимы, поскольку статья 170 НК РФ устанавливает порядок отнесения сумм налога на затраты по производству и реализации товаров (работ, услуг) при исчислении налога на доходы организаций (налога на доходы физических лиц) и не касается налоговых вычетов, предусмотренных статьей 171 НК РФ. Следовательно, решение суда в этой части принято с неправильным применением норм материального права.
Кроме этого, кассационная инстанция указала, что решение принято без учета положений, изложенных в Определении Конституционного Суда Российской Федерации от 07.02.2002г. № 37-О. В пункте 3 данного Определения указано, что ухудшение условий для субъектов малого предпринимательства может заключатся не только в возложении дополнительного налогового бремени, но и в необходимости исполнять иные, ранее не предусмотренные законодательством обязанности, за неисполнение которых применяются меры налоговой ответственности.
Поскольку ответчик зарегистрирован в качестве индивидуального предпринимателя 14.04.1998г, то арбитражный суд неправомерно не применил Федеральный закон от 14.06.1995г № 88-ФЗ "О государственной поддержку малого предпринимательства в Российской Федерации" к возникшим правоотношениям.
При новом рассмотрении дела Арбитражному суду следует проверить доводы предпринимателя относительно того, что изменения налогового законодательства повлекли ухудшение условий его хозяйствования, и в зависимости от результатов рассмотреть по существу исковые требования о взыскании НДС, пени и штрафа.

Дело № 18-79/02
Сумма налога, подлежащая уплате в бюджет, исчисляется по итогам каждого налогового периода, как уменьшенная на сумму налоговых вычетов, предусмотренных статьей 171 Кодекса, общая сумма налога исчисляемая в соответствии со статьей 166 Налогового кодекса РФ.

Инспекция Министерства Российской Федерации по налогам и сборам по г.Артему обратилась в Арбитражный суд Приморского края с иском к Обществу с ограниченной ответственностью "Вторчермет" о взыскании 24 053 рублей, составляющих налоговые санкции по пункту 1 статьи 122 Налогового кодекса РФ за неуплату налога на добавленную стоимость.

Решением суда от 17.06.2002 г. в удовлетворении исковых требований отказано. При этом суд исходил из того, что на день принятия решения инспекцией по налогам и сборам 14.12.2001 г. отсутствовал состав правонарушения (неуплата налога в бюджет), ответственность за которое предусмотрена пунктом 1 статьи 122 Налогового кодекса РФ, поскольку налоговый орган в ходе камеральной проверки налоговой декларации по НДС за август 2001 года подтвердил право ответчика на применение налоговой ставки 0 процентов по отгрузке товара по спорной ГТД от 13.08.2001г.
Кассационная инстанция считает указанный вывод суда ошибочным, основанным на неправильном применении норм налогового законодательства.
Согласно статье 173 Налогового кодекса РФ, сумма налога, подлежащая уплате в бюджет, исчисляется по итогам каждого налогового периода, как уменьшенная на сумму налоговых вычетов, предусмотренных статьей 171 Кодекса, общая сумма налога исчисляемая в соответствии со статьей 166 Налогового кодекса РФ.
Как следует из материалов дела, налоговым периодом по НДС у ответчика установлен календарный месяц, поэтому ООО "Вторчермет", фактически отгрузив товар на экспорт по ГТД в августе 2001 года, при поступлении на счет общества в июле денежных средств за указанную продукцию, имело право в соответствии со статьей 164 Налогового кодекса РФ производить налогообложение по ставке 0 процентов по названной операции только в августе. В этот же налоговый период, согласно пункту 8 статьи 171 Налогового кодекса РФ, после завершения операций по реализации товаров (работ, услуг), в ходе которой налогоплательщик, реализующий эти товары, получал авансовые платежи, он вправе был предъявить к вычету суммы налога, уплаченные с этих авансовых платежей.
Из имеющейся в материалах дела налоговой декларации по НДС за июль 2001 года видно, что ООО "Вторчермет" НДС с суммы авансового платежа не исчислило и не уплатило. Данный факт не оспаривается ответчиком.
Поскольку суд неправильно применил названные выше нормы налогового законодательства, не проверил правильность расчета суммы штрафа, предъявленного ко взысканию, и пени, а также наличие или отсутствие переплаты по лицевому счету налогоплательщика на дату вынесения решения о взыскании штрафа, то судебный акт подлежит отмене, а дело - направлению на новое рассмотрение.

Дело № 10-80/01
В случае если налоговые санкции начислены за период после введения внешнего управления, истец вправе предъявить иск в общем порядке независимо от процедуры банкротства предприятия.

Инспекция Министерства Российской Федерации по налогам и сборам по Хорольскому району обратилась в Арбитражный суд Приморского края с иском к открытому акционерному обществу "Ярославский горнообогатительный комбинат" о взыскании 1 489 417 рублей налоговых санкций за совершение налоговых правонарушений.

Определением суда от 20.11.2001 г. производство по делу прекращено в связи с тем, что заявленные требования не подлежат рассмотрению в арбитражном суде в порядке искового производства, так как с момента вынесения судом определения о признании должника банкротом имущественные требования к должнику могут быть предъявлены только с соблюдением порядка, установленного Федеральным законом "О несостоятельности (банкротстве)".
Кассационная инстанция признала данный вывод суда ошибочным исходя из следующего.
Согласно пункту 1 статьи 70 ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)" мораторий требований кредиторов распространяется на денежные обязательства и обязательные платежи, сроки исполнения которых наступили до введения внешнего управления. В силу пункта 4 указанной статьи правило о моратории не применяется к денежным обязательствам и обязательным платежам, сроки исполнения которых наступили после введения внешнего управления. Кроме того, в связи с тем, что на такие платежи не распространяются правила пункта 2 и 3 этой же статьи, за неисполнение или ненадлежащее исполнение текущих обязательных платежей начисляются штрафы и иные финансовые санкции.
Штрафные санкции начислены ОАО "Ярославский ГОК" за период после введения внешнего управления, следовательно в данном случае истец вправе предъявить иск в общем порядке независимо от процедуры банкротства комбината.

Дело № 8-69/02
Не предоставление расчета 10-процентных отчислений за фактическое загрязнение природной среды до 20-го числа месяца, следующего за отчетным кварталом, признается не предоставлением налоговой декларации и влечет ответственность, предусмотренную статьей 119 НК РФ.

В Арбитражный суд Приморского края обратилась Инспекция Министерства Российской Федерации по налогам и сбором по Первореченскому району города Владивостока с иском к обществу с ограниченной ответственностью "Спортохоттовары" о взыскании 500 руб. - штрафных санкций, предусмотренных статьей 119 Налогового кодекса Российской Федерации, за непредставление налоговых деклараций.

Решением от 9.04.2002 г. иск удовлетворен в сумме 400 руб., со ссылкой на то, что налоговые декларации о подлежащих уплате в бюджет на основе этих деклараций сумм налога на имущество, налога на пользователей автодорог, налога на прибыль, сбора на содержание милиции представлены ответчиком в налоговый орган с нарушением установленного срока.
В иске о взыскании штрафа в сумме 100 руб. отказано. Суд посчитал, что 10% плата за загрязнение окружающей природной среды, предусмотренная статьей 20 Закона Российской Федерации "Об охране окружающей природной среды", не относится к налоговому платежу, поскольку не установлена законодательством о налогах и сборах. На этом основании суд пришел к выводу о неправомерности привлечения общества к налоговой ответственности за непредставление в срок расчета (декларации) по данному виду платежа.
Кассационная инстанция отменила решение суда в части отказа в иске о взыскании штрафа в сумме 100 руб. за непредставление декларации (расчета) по платежу за загрязнение окружающей природной среды и направила дело на новое рассмотрение исходя из следующего.
В соответствии с новой редакцией Федерального закона "О введении в действие части первой Налогового кодекса Российской Федерации" до введения в действие части второй Налогового кодекса Российской Федерации и статей 13-15 Налогового кодекса Российской Федерации ссылки в пункте 5 статьи 3 Налогового кодекса Российской Федерации приравниваются к ссылкам на статьи 19-21 Закона Российской Федерации "Об основах налоговой системы в Российской Федерации".
В силу подпункта "и" пункта 1 статьи 19 Закона Российской Федерации "Об основах налоговой системы в Российской Федерации" платежи за пользование природными ресурсами, зачисляемые в федеральный бюджет, в республиканский бюджет республики в составе Российской Федерации, в краевые, областные бюджеты краев и областей, областной бюджет автономной области, окружные бюджеты автономных округов и районные бюджеты районов, в порядке и на условиях. Предусмотренных законодательными актами Российской Федерации, отнесены к федеральным налогам.
Согласно Закону РСФСР от 19.12.1991 г. №2060-1 "Об охране окружающей природной среды" (с изменениями и дополнениями) платность природопользования включает плату за природные ресурсы, за загрязнение окружающей природной среды и за другие виды воздействия.
Пунктом 4 статьи 20 данного закона определено, что плата за нормативные и сверхнормативные выбросы и сбросы вредных веществ, размещение отходов перечисляется предприятиями, учреждениями, организациями в бесспорном порядке: 90% - на специальные счета внебюджетных государственных экологических фондов, 10% - в доход республиканского бюджета Российской Федерации для финансирования деятельности территориальных органов государственного управления в области охраны окружающей природной среды. Определение порядка исчисления и применения нормативов платы за использование природных ресурсов в силу пункта 5 статьи 20 названного Закона возложено на Правительство Российской Федерации.
Постановлением от 28.08.1992 г. №632 Правительство Российской Федерации утвердило Порядок определения платы и ее предельных размеров за загрязнение окружающей природной среды, размещение отходов, другие виды вредного воздействия. Во исполнение пункта 5 этого постановления Министерством экологии и природных ресурсов Российской Федерации, Министерством финансов Российской Федерации и Госналогслужбой Российской Федерации 3.03.1993 г. утвержден Порядок направления 10 процентов платы за загрязнение окружающей природной среды в доход федерального бюджета Российской Федерации (зарегистрирован в Минюсте Российской Федерации 27.05.1993 г. №262). Пунктом 4 указанного Порядка установлен налоговый период - квартал - и предусмотрена обязанность природопользователей не позднее 20 числа месяца, следующего за отчетным кварталом, представлять расчеты 10-процентных отчислений за фактическое загрязнение окружающей природной среды, направленных в федеральный бюджет Российской Федерации, налоговому органу по месту нахождения по форме, согласно приложению №2.
Таким образом, ООО "Спортохоттовары" обязано было представить расчет за 2 квартал 2001 г. не позднее 20.07.2001 г. Однако, фактически указанный расчет представлен 20.09.2001 г.
Из расчета 10-процентных отчислений от платы за фактическое загрязнение окружающей природной среды усматривается, что он содержит данные, связанные с исчислением и уплатой налога. Следовательно, непредставление такого расчета в установленный срок признается непредставлением налоговой декларации и влечет ответственность, предусмотренную статьей 119 НК РФ.

По аналогичному основанию отменено с направлением на новое рассмотрение дело № 8-32/02.

Дело № 20-196/01
Передача частным предприятием имущества в собственность учредителю этого предприятия как физическому лицу, расценивается как реализация данного имущества, которая подлежит обложению налогом на добавленную стоимость, а также данное имущество следует считать доходом физического лица, с которого подлежит удержанию подоходный налог и взносы в ПФР.

Общество с ограниченной ответственностью "Сибирь" обратилось с иском о признании недействительным в части решения №02/1200дсп от 18.09.2001 г. Межрайонной инспекции Министерства Российской Федерации по налогам и сборам №4 по г.Арсеньеву, Анучинскому и Яковлевскому районам (в настоящее время - Межрайонная инспекция Министерства Российской Федерации по налогам и сборам №4 по Приморскому краю, далее - инспекция по налогам и сборам).

Решением Арбитражного суда Приморского края от 26.06.2002 г. исковые требования удовлетворены и оспариваемое решение налогового органа признано недействительным со ссылкой на то, что при изъятии собственником принадлежащего ему имущества не происходит передачи права собственности на него другому лицу, а происходит возврат собственнику имущества, находящегося в его собственности, из оперативного управления другого лица. При передаче частным предприятием "Сибирь" гражданину Букину П.Е. четырех недостроенных жилых домов и здания столярной мастерской смены собственника не произошло, так как гражданин Букин П.Е. является учредителем ЧП "Сибирь" и собственником имуществ предприятия, поэтому инспекция по налогам и сборам неправомерно привлекла ООО "Сибирь" как правопреемника ЧП "Сибирь" к ответственности за неуплату налога на добавленную стоимость, подоходного налога и взносов в Пенсионный фонд Российской Федерации, оценив передачу указанных нежилых домов как основание возникновения объектов обложения указанными налогами и сборами.
Кассационная инстанция отменила решение, указав следующие нарушения.
Арбитражным судом со ссылкой на пункт 5 статьи 6 Федерального закона "О введении в действие части первой Гражданского кодекса Российской Федерации" от 30.11.1994 г. №52-ФЗ сделан ошибочный вывод о том, что указанная передача имущества не является реализацией, подлежащей обложению налогом на добавленную стоимость, и данное имущество не является доходом Букина П.Е., с которого следовало исчислить подоходный налог и взносы в ПФР. Вышеназванная норма права Вводного закона устанавливает, что индивидуальные (семейные) частные предприятия, а также предприятия, созданные хозяйственными товариществами и обществами, общественными и религиозными организациями, объединениями, благотворительными фондами, и другие не находящиеся в государственной или муниципальной собственности предприятия, основанные на праве полного хозяйственного ведения, полежат до 1 июля 1999 г. преобразованию в хозяйственные товарищества, общества или кооперативы либо ликвидации.
К указанным предприятиям до их преобразования или ликвидации применяются нормы Кодекса об унитарных предприятиях, основанных на праве оперативного управления (статьи 113, 115, 296, 297), с учетом того, что собственниками их имущества являются их учредители, что с позиции имущественного оборота означает, прежде всего, появление дополнительной ответственности их учредителей-собственников по всем их обязательствам при отсутствии у них денежных средств.
Букин П.Е., как учредитель частного предприятия "Сибирь", воспользовался своим правом собственника имущества предприятия "Сибирь", изъял у последнего пять зданий и передал их Букину П.Е., который в отношениях по получению этого имущества выступает как физическое лицо, поэтому налоговым органом правомерно на основании пункта 1 статьи 39 Налогового кодекса РФ расценены действия по изъятию и передаче спорного имущества от ЧП "Сибирь" гражданину Букину П.Е. как реализация данного имущества, которая подлежит обложению налогом на добавленную стоимость, а также данное имущество следует считать доходом физического лица, с которого подлежит удержанию подоходный налог и взносы в ПФР.

Причиной изменения судебных актов Арбитражного суда ПК делу № 25-196/2/01 явилось неправильное определение судом даты вступление в силу нормативного правового акта - Приказа МНС России от России от 20.10.2000 №БГ-3-03/361.

Индивидуальный предприниматель Приходько Ю.В. обратился в Арбитражный суд Приморского края с иском о признании недействительными решения Инспекции Министерства РФ по налогам и сборам по городу Партизанску.
Иск мотивирован тем, что решение налогового органа принято с нарушением требований статьи 101 Налогового кодекса РФ. Кроме того, истец полагает, что с переходом в 2000 г. на упрощенную систему налогообложения, учета и отчетности он освобождается от уплаты налога на реализацию ГСМ в указанном году.
Решением от 16.01.2002 г., оставленным без изменения постановлением апелляционной инстанции, иск удовлетворен в полном объеме. При разрешении спора суд первой инстанции согласился с доводами истца, исходя из того, что обязанность по уплате спорного налога введена Инструкцией МНС России от 4.04.2000 г. №59 "О порядке исчисления и уплаты налогов, поступающих в дорожные фонды", вступившей в силу с 10.07.2000 г. Инструкция ухудшает положение налогоплательщика, так как, несмотря на исполнение истцом обязанности по уплате налогов за 2000 год, устанавливает дополнительный налог в том же налоговом периоде. При этом налоговым периодом суд считает один год. С учетом перечисленных обстоятельств суд пришел к выводу, что применение инструкции в отношении истца в 2000 году противоречит пункту 2 статьи 5 Налогового кодекса РФ.
Оставляя без изменения решение суда первой инстанции, суд апелляционной инстанции изменил мотивировку данного судебного акта и указал, что для удовлетворения иска имеются иные основания. В силу пункта 15.1 главы 1 Инструкции МНС России от 4.04.2000 г. №59 истец является плательщиком налога на реализацию ГСМ, а налоговым периодом для уплаты данного налога является один квартал. Согласно пункту 1 статьи 5 Налогового кодекса РФ, обязанность по уплате налога возникла у истца с 1.10.2000 г. Однако приказом МНС России от 20.10.2000 г. №БГ-3-03/361 глава 1 Инструкции МНС России от 4.04.2000 г. №59, определяющая порядок исчисления и уплаты налога на реализацию ГСМ, признана утратившей силу. При этом суд второй инстанции полагает, что выше названная глава утратила силу с момента издания приказа, так как иные сроки приказом не предусмотрены. Таким образом, у налогового органа отсутствовали основания для привлечения истца к ответственности за непредставление налоговой декларации и за неуплату налога на реализацию ГСМ.
Кассационная инстанция изменила судебные акты, указав на следующие обстоятельства.
Суд второй инстанции сделал правильный вывод о том, что в рассматриваемом случае обязанность по уплате налога на реализацию ГСМ у предпринимателя Приходько Ю.В. возникла с 1.10.2000 г., так как согласно пункту 1 статьи 5 Налогового кодекса РФ, акты законодательства о налогах и сборах вступают в силу не ранее чем по истечении одного месяца со дня их официального опубликования и не ранее 1-го числа очередного налогового периода по соответствующему налогу.
Вместе с тем ошибочным является вывод суда второй инстанции о том, что глава 1 Инструкции МНС России от 4.04.2000 г. №59 утратила силу со дня издания Приказа МНС России от 20.10.2000 №БГ-3-03/361. Из текста приказа следует, что он вступает в силу с 1 января 2001 г.
Таким образом, предприниматель Приходько Ю.В. обязан был уплатить налог на реализацию ГСМ за период с 1.10.2000 г. по 31.12.2000 г., следовательно, решение налогового органа о взыскании недоимки пени и штрафов, в этой части является правомерным.

Дело № 30-60/02
Статья 87 НК РФ устанавливает, что налоговой проверкой могут быть охвачены только три календарных года деятельности налогоплательщика, плательщика сборов и налогового агента, непосредственно предшествующие году проведения проверки.

Инспекция Министерства Российской Федерации по налогам и сборам по Первомайскому району г.Владивостока обратилась в Арбитражный суд Приморского края с иском о взыскании с Муниципального унитарного предприятия "Окатовая" налоговых санкций за неправомерное не перечисление удержанного подоходного налога в соответствии со статьей 123 Налогового кодекса Российской Федерации.

Решением суда от 22.03.2002 г., оставленным без изменения постановлением апелляционной инстанции от 16.05.2002 г., исковые требования удовлетворены частично. Судом установлено, что за налоговые нарушения, допущенные ответчиком в течение 2000 года, налоговая санкция применена правомерно. В остальной части в иске отказано. Судебные акты мотивированы тем, что в соответствии со статьей 87 Налогового кодекса Российской Федерации проверкой могут быть охвачены три предшествующих календарных года. Поскольку проверка проводилась в 2001 году, суд отказал в удовлетворении иска в части взыскания штрафа, исчисленного налоговым органом за неперечисление подоходного налога в 2001 году, посчитав, что за этот период проводить проверку налоговый орган не вправе.
Кассационная инстанция, указав на неправильное применение норм материального права, отменила судебные акты в части отказа в удовлетворении исковых требований исходя из следующего.
В соответствии со статьей 24 НК РФ налоговые агенты обязаны правильно и своевременно исчислять, удерживать из средств, выплачиваемых налогоплательщикам, и перечислять в бюджет соответствующие налоги. При этом на налоговые органы возложена обязанность осуществления контрольных мероприятий по соблюдению субъектами налоговых правоотношений законодательства о налогах и сборах. Налоговым кодексом РФ также определен период, за который осуществляются мероприятия налогового контроля.
Так, статья 87 НК РФ устанавливает, что налоговой проверкой могут быть охвачены только три календарных года деятельности налогоплательщика, плательщика сборов и налогового агента, непосредственно предшествующие году проведения проверки. Из правовой позиции данной нормы следует, что настоящей статьей установлен нижний предел срока, охватываемого налоговой проверкой, который не должен выходить за 1 января третьего года, предшествовавшего году проведения проверки. При этом вышеуказанная статья не содержит ограничений на включение в проверяемый период отдельных периодов текущего календарного года, в котором проводится проверка. По применению вышеназванной нормы дано разъяснение пунктом 27 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 28.02.2001 г. №5 "О некоторых вопросах применения части первой Налогового кодекса Российской Федерации". Между тем судебные акты приняты без учета этого разъяснения.

Дело № 6-249/01
Если требование о предоставлении документов налоговому органу направлено заказным письмом, датой его вручения считается шестой день, начиная с даты отправки.

В Арбитражный суд Приморского края обратилась Инспекция Министерства Российской Федерации по налогам и сборам по Ленинскому району города Владивостока с иском к Приморскому союзу "Чернобыль-Ръ" о взыскании штрафа, предусмотренного пунктом 2 статьи 126 Налогового кодекса Российской Федерации за уклонение от предоставления налоговому органу сведений, необходимых для осуществления налогового контроля.

Решением от 18.12.2001 г. иск удовлетворен по мотиву невыполнения ответчиком требования налогового органа о предоставлении документов.
Постановлением апелляционной инстанции от 14.05.2002г. решение отменено. В иске - отказано. Суд исходил из того, что налоговым органом не представлены доказательства вручения ответчику требования о предоставлении документов. Кроме того, суд сослался на пропуск срока давности взыскания налоговых санкций. Также, суд апелляционной инстанции посчитал, что решение было принято с нарушением статьи 113 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.
Суд кассационной инстанции отменил постановление исходя из следующего.
Удовлетворяя иск, суд первой инстанции установил, что требование о предоставлении документов отправлено ответчику почтовой корреспонденцией 12.02.2001 г.
Суд апелляционной инстанции посчитал, что в действиях ответчика отсутствует состав налогового правонарушения, поскольку указанное требование не было получено ответчиком.
Между тем, суд не учел нормы Налогового кодекса Российской Федерации, регулирующие схожие по своему содержанию отношения, в данном случае касающиеся порядка отправки налоговыми органами почтовой корреспонденции в адрес налогоплательщика.
Из смысла пункта 4 статьи 100 и пункта 6 статьи 69 Налогового кодекса Российской Федерации следует, что, если требование направлено заказным письмом, датой его вручения считается шестой день, начиная с даты отправки.
Кроме того, суд апелляционной инстанции неправильно исчислил срок, установленный для взыскания налоговых санкций.
Согласно пункту 1 статьи 115 Налогового кодекса Российской Федерации, налоговые органы могут обратиться в суд с иском о взыскании налоговой санкции не позднее шести месяцев со дня обнаружения налогового правонарушения и составления соответствующего акта.
Согласно статье 6.1 Налогового кодекса Российской Федерации срок, исчисляемый месяцами, истекает в соответствующие месяц и число последнего месяца срока. При этом месяцем признается календарный месяц. В случаях, когда последний день срока падет на нерабочий день, днем окончания срока считается ближайший следующий за ним рабочий день.
Обстоятельства дела свидетельствуют о том, что протокол о правонарушении составлен 26.02.2001 г., исковое заявление предъявлено и получено арбитражным судом 27.08.2001 г., то есть в пределах установленного срока, так как день 26.08.2001 г. является нерабочим днем (воскресенье).
Недостаточно обоснованным является вывод суда апелляционной инстанции о том, что о дне рассмотрения дела 18.12.2001 г. ответчик не был извещен надлежащим образом, в м.д. имеется уведомление об отправлении ответчику заказной корреспонденции от 4.12.2001 г. - определения суда.

Дело № 24-252/01

Инспекция Министерства Российской Федерации по налогам и сборам по городу Находка обратилась в Арбитражный суд Приморского края с иском о взыскании с открытого акционерного общества "Находкинская жестянобаночная фабрика" налоговых санкций за несвоевременное и неполное перечисление подоходного налога в сумме 722807 рублей.

Решением от 22.10.2001 г. исковые требования удовлетворены в полном объеме.
Постановлением апелляционной инстанции от 25.03.2002 г. решение суда изменено. С ответчика взыскан в доход бюджета штраф в сумме 675572 рубля, а в остальной части иска отказано.
Суд отказал во взыскании штрафа, исчисленного с суммы 245535 руб., поскольку срок давности привлечения к ответственности по задолженности, возникшей до 1.01.1998 г., истек.
Кассационная инстанция указала на правильность вывода суда о правомерности привлечения ОАО "Находкинская жестянобаночная фабрика" к налоговой ответственности, вместе с тем отменила вышеприведенные судебные акты исходя из следующего.
Налоговым кодексом РФ предусмотрена обязанность суда установить обстоятельства, смягчающие либо отягчающие ответственность за совершение налогового правонарушения, которые должны быть учтены при взыскании конкретного размера взыскиваемой налоговой санкции.
А поскольку этот вопрос при рассмотрении спора не рассматривался, судебные акты в части взыскания штрафа в сумме 675572 руб. подлежат отмене, дело передаче на новое рассмотрение в первую инстанцию.

Дело № 25-27/02

Инспекция Министерства Российской Федерации по налогам и сборам по Фрунзенскому району г. Владивостока обратилась в Арбитражный суд с иском к Комитету по работе с учреждениями образования Фрунзенского района г. Владивостока о взыскании в бюджет налоговых санкций за не перечисление подоходного налога, налога на доходы физических лиц, неуплату взносов во внебюджетные фонды.

Судом по ходатайству истца произведена замена ненадлежащего ответчика на администрацию муниципального образования Фрунзенский район г. Владивосток.
Решением суда от 01.04.02. в иске отказано. При этом суд исходил из того, что администрация МО Фрунзенский район г. Владивосток, чьим структурным подразделением является Комитет по образованию, не может быть признана источником выплаты дохода работникам образовательных учреждений, расположенных на территории Фрунзенского района г. Владивостока, и, соответственно, налоговым агентом с возложением на нее обязанностей по удержанию и перечислению подоходного налога, предусмотренных статьей 24 НК РФ.
Указанный вывод суда мотивирован тем, что финансирование расходов по оплате труда работников Комитета по образованию производилось из бюджета г. Владивостока, при этом денежные средства перечислялись (без подоходного налога) Комитету по общему и профессиональному образованию администрации г. Владивостока, откуда распределялись по централизованным бухгалтериям районов города для непосредственной выдачи работникам образовательных учреждений, в том числе и ответчика.
Кассационная инстанция посчитала выводы суда первой инстанции недостаточно обоснованными, поскольку они не имеют документального подтверждения и сделаны без выяснения всех, имеющих существенное значение для дела обстоятельств.
Выездной налоговой проверкой охвачен период с 01.01.1998. по 24.08.2001. Следовательно, правоотношения, связанные с исчислением, удержанием, полнотой и своевременностью перечисления подоходного налога и налога на доходы физических лиц, регулировались, соответственно: Законом РФ "Об основах налоговой системы в РФ", частью первой НК РФ, Законом РФ "О подоходном налоге с физических лиц" и частью второй НК РФ.
Согласно статье 20 Закона РФ "О подоходном налоге с физических лиц", предприятия, учреждения, организации, являющиеся источниками дохода, обязаны: своевременно и правильно исчислять, удерживать и вносить в бюджет суммы налогов с доходов физических лиц; своевременно представлять налоговым органам сведения о выплаченных ими физическим лицам доходах; вести учет совокупного годового дохода и исполнять другие обязанности, поименованные в названной статье. Аналогичные положения закреплены в статье 24 НК РФ для налоговых агентов, которыми признаются лица, выполняющие обязанности по исчислению, удержанию у налогоплательщиков и перечислению в соответствующий бюджет (внебюджетный фонд) налогов.
Суд, разрешая спор, фактически не выяснил, кем выполнялись указанные в законе функции налогового агента при выплате дохода физическим лицам - работникам образовательных учреждений МО Фрунзенский р-он г. Владивосток.
То обстоятельство, что финансирование расходов по заработной плате названным выше работникам осуществлялось из бюджета г. Владивостока, а не бюджета районного муниципального образования, не может служить основанием для вывода о том, что ответчик не являлся налоговым агентом. В связи с чем, суду необходимо было проверить, кем начислялась заработная плата указанным работникам, кем исчислялся подоходный налог и налог на доходы с физических лиц, а так же исполнялись другие обязанности налогового агента.

В 2002 году ФАС ДВО рассмотрел 32 кассационные жалобы на судебные акты Арбитражного суда Приморского края по спорам, связанным с применением контрольно-кассовых аппаратов. Отменил судебные акты по 5 делам данной категории. Нарушение материального права отмечено по делу № 1-265/01

Так суд апелляционной инстанции не учел положений Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации согласно которым лица, осуществляющие свою деятельность без применения ККМ, обязаны выдавать клиентам документы строгой отчетности, приравниваемые к чекам, по формам утвержденным Минфином РФ по согласованию с Гос. межведомственной экспертной комиссией по ККМ. В случае невыдачи документов строгой отчетности по указанным формам несут ответственность за осуществление денежных расчетов с населением без применения ККМ.

Общество с ограниченной ответственностью "Новая Волна Синема" обратилось в Арбитражный суд Приморского края с иском о признании недействительным постановления Инспекции Министерства РФ по налогам и сборам по Фрунзенскому району г.Владивостока о привлечении истца к административной ответственности за нарушение Закона РФ "О применении контрольно-кассовых машин при осуществлении денежных расчетов с населением".

Решением от 25.10.2001 г. в удовлетворении исковых требований отказано. При этом суд признал факт совершения правонарушения - реализация билета не установленного образца, а именно билета без корешка, установленным, а постановление налогового органа соответствующим действующему законодательству.
Постановлением апелляционной инстанции от 20.05.2002 г. решение суда отменено, исковые требования ООО "Новая Волна Синема" удовлетворены в полном объеме. Принимая судебный акт, суд посчитал, что истцом был применен бланк строгой отчетности полностью соответствующий требованиям, предъявляемым к билетам согласно установленной форме. Кроме того, в обоснование судебного акта суд указал, что за применение квитанций неустановленного образца при отсутствии утвержденных форм документов, ответственность действующим законодательством не установлена, в связи с чем налоговый орган необоснованно привлек истца к административной ответственности.
Кассационная инстанция отменила постановление апелляционной инстанции и оставила в силе решение суда первой инстанции, установив следующее.
При рассмотрении дела суд первой инстанции правомерно признал бланк билета не соответствующим требованиям, предъявляемым к билетам, согласно установленной форме. Также обоснованно сделан вывод том, что в компетенцию налогового органа не входит регистрация билетов как бланков строгой отчетности.
Таким образом, факт реализации билетов неустановленного образца установлен материалами дела и не оспаривается сторонами.
Выводы суда апелляционной инстанции о том, что в действиях истца отсутствует состав правонарушения кассационной инстанцией признаны ошибочными.
Согласно пункту 7 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации лиц, осуществляющие свою деятельность без применения ККМ, обязаны выдавать клиентам документы строгой отчетности, приравниваемые к чекам, по формам, утвержденным Министерством финансов РФ по согласованию с Государственной межведомственной экспертной комиссией по контрольно-кассовым машинам. Данным пунктом постановления разъяснено, что в случае невыдачи документов строгой отчетности по формам, утвержденным Министерством финансов РФ, несут ответственность за осуществление денежных расчетов с населением без применения ККМ.
При таких обстоятельствах постановление апелляционной инстанции подлежит отмене, решение суда первой инстанции - оставлению в силе.

Отдел анализа и обобщения судебной практики

ybobra.ru